Баярд Растин

В предыдущей главе я упомянул некогда гордое объединение афроамериканцев и евреев в поддержку своих гражданских прав. К сожалению, сегодня для слишком многих людей это уже забытая страница истории. Хотя в последние два десятилетия многие и афроамериканцы продолжают поддерживать теплые и дружеские личные отношения на уровне местных общин и публичных лидеров этих двух меньшинств, непоколебимая солидарность уступила место подозрениям, недоверию, а иногда открытой враждебности.


Баярд Растин

В создании этой напряженности между афроамериканцами и евреями существенную роль сыграли стереотипы. Баярд Растин, известный борец за гражданские права и директор Института А. Филиппа Рэндолфа, рассмотрел причины названной напряженности в своей знаменитой речи на 55-й Национальной полномочной конференции Антидиффамационной лиги. «Анатомия разочарования» – так звучно назывался его доклад, прочитанный 6 мая 1968 года.

Как объяснил Баярд Растин, средний малоимущий чернокожий, живший в трущобах Америки в 1960-х годах, сталкивался, вероятнее всего, с четырьмя типами белых: с полицейскими, владельцами бизнеса, школьными учителями и социальными работниками. И все они были для чернокожего гражданина источником беспокойства, унижения и гнева, несмотря на тот факт, что большинство этих белых жили и работали в трущобных районах с совершенно невинными, даже благородными намерениями. Более того, как подчеркивает Растин, во многих американских городах трое из названных четырех основных белых персонажей чаще всего были евреями (за исключением полицейского).

Выполненный Баярдом Растином анализ роли школьного учителя в городской среде типичен и, к сожалению, во многом точен.

В гетто мало кого волнует, что Совет по образованию и вся система пронизаны коррупцией, и поэтому как бы учительница ни старалась, она не может нормально учить детей в таких условиях. Никто не задумывается над тем, что не учитель виновен во многих проблемах учеников. Возможно, у ребенка нет завтрака. Возможно, нет и обеда. Ему, возможно, приходится выпрашивать у посетителей бильярдной монетки, чтобы купить себе картофельные чипсы и апельсиновую газировку, и это, возможно, вся его еда на целый день. Как же учить такого ребенка? Как учить детей, если в классе их сорок и среди них двое психически неуравновешенных, нуждающихся в медицинской помощи?

Но мама, живущая в гетто, обо всем этом не думает. Она знает, что есть учительница, и эта учительница – еврейка. По мнению мамы, во всех проблемах с учебой ее ребенка виноваты школа и учительница, поскольку педагогам нет дела до ее чернокожего малыша из семьи бедняков.

И вот печальный результат такого ошибочного понимания ситуации: многие афроамериканцы начали отождествлять евреев с «белыми угнетателями», виновными в экономических и социальных проблемах чернокожего населения. С такой позиции легко сделать следующий шаг и принять многие антисемитские стереотипы, особенно утверждение, что евреи якобы контролируют экономику и используют свою силу для эксплуатации менее удачливых людей – в данном случае афроамериканцев.

С конца 1960-х годов в Америке многое изменилось. Во-первых, количество евреев в афроамериканских районах значительно сократилось. Во-вторых, растущий темнокожий средний класс достиг новых экономических, политических и профессиональных высот. Но, несмотря на эти перемены, антисемитские представления, нашедшие плодородную почву среди афроамериканцев, полностью не исчезли, как и подпитывающие их политические, экономические и социальные проблемы. Таким образом, в среде афроамериканцев антисемитизм оказывает внушительное эмоциональное и интеллектуальное влияние.