Быть бедным евреем – значит быть невидимым

Вот почему нетерпимость очень искажает жизнь тех, кто ее исповедует. Как замечает Йонасан Гершом, «быть бедным евреем – значит быть невидимым». Каково рассматривать человечество через призму, делающую невидимыми миллионы людей? И не только малоимущих евреев, но также честных евреев, великодушных евреев, евреев, занимающихся благотворительностью… Не говоря уже об умных и талантливых афроамериканцах, трудолюбивых латиноамериканцах, надежных азиатах и всех других людях, своими поступками разрушающих мифы и делающих наш реальный мир богаче и многограннее. Но все эти замечательные люди не существуют в мире тех, кто преисполнен предрассудков и ненависти к «другим».

От самых распространенных мифов о себе страдают и те, на кого направлены национальная или религиозная нетерпимость и стереотипное отношение. Причем страдают не только от очевидных неприятностей, таких как оскорбления, насмешки и нападки.


Одно из печальных последствий нетерпимости заключается в нарушениях эмоциональной, социальной и политической жизни евреев из-за распространенных стереотипов. Как обнаруживают многие представители этой национальности, они подсознательно меняют свое мышление и даже поведение специально для того, чтобы не привлекать к себе внимания – к своему экономическому положению, к культурным характеристикам и происхождению. А в результате – болезненное самосознание, психологические комплексы, которые мешают многим евреям просто жить и быть самими собой, не бояться попасть в одну из бесконечных ловушек, расставленных для них социальными требованиями и ожиданиями. Рассказ равви Гершома о малоимущих евреях, не желающих признаваться в своей бедности (или попросить о необходимой им помощи) из страха пробудить антисемитскую враждебность, – это только один пример. Другие можно встретить на разных ступенях социально-экономической лестницы.

В американском обществе считается вполне нормальным испытывать гордость своими успехами в бизнесе, карьерными и другими достижениями. Люди стараются изо всех сил, чтобы иметь возможность в обществе надеть золотой медальон почтенного братства студентов и выпускников «Фибета-каппа», похвалиться своей виллой, рассказать о том, что их дети учатся в одном из колледжей престижной Лиги плюща. Такое поведение вполне обычно и не считается хвастовством, если только не выходит за рамки умеренности и хорошего вкуса.

Однако многие , прежде чем повести себя в обществе подобным образом, крепко призадумаются. «Если я обмолвлюсь, что недавно получил повышение по службе, не начнут ли мои нееврейские друзья с пренебрежением называть меня еще одним евреем-карьеристом? Или гадать, кто же из моих единоверцев потянул за нужные ниточки, чтобы я получил эту должность? А если куплю этот престижный автомобиль, не привлеку ли к себе повышенное внимание соседей по кварталу? Если моя дочь пойдет завтра в школу со своей чудной новой сумочкой, не назовут ли ее одноклассники типичной JAP, еврейско-американской принцессой?..»

Возможно, во избежание проблем не стоит «высовываться». Но в таком случае не делать того, что тебе нравится, – разве не трусость и лицемерие? Кто подскажет правильный ответ? Подобные сомнения доставляют евреям сильные душевные страдания.

Увы, «правильного» ответа просто нет.

Такие терзания тесно связаны с бесконечными спорами на тему «Хорошо ли это для евреев?», о которых мы говорили выше. Большинству национальных групп совсем не сложно определить, какие обстоятельства служат поводом для праздника, а какие – причиной для стыда. Когда латиноамериканку избирают членом Верховного суда США (Соня Сотомайор), или китайский американец получает премию Грэмми (виолончелист Йо-Йо Ма), или итальянский американец становится председателем Объединенного комитета начальников штабов в структуре министерства обороны (Питер Пейс), то их собратья по национальной группе просто радуются. И это естественное человеческое поведение.

Когда же общество на протяжении поколений третирует тебя за такое «естественное человеческое поведение», то проявлять радость становится сложно. Поэтому евреи в Америке издавна испытывают тревогу, когда кто-нибудь из них становится «слишком успешным», «слишком заметным» или «слишком могущественным». Для евреев все достижения имеют две стороны, вызывая не только восхищение и уважение, но также негодование, гнев, враждебность.

Когда коннектикутского сенатора Джо Либермана в 2000 году внесли в общенациональный список Демократической партии под вторым номером, многие евреи радовались, но у многих других это вызвало обеспокоенность. Не откажутся ли теперь поддерживать партию не евреи, обычно голосовавшие за демократов? Вдруг в ходе избирательной кампании какие-нибудь слова или действия Либермана станут причиной споров и проявлений антисемитизма? Не будет ли пресса изображать религиозные верования Либермана или его семьи в карикатурном или стереотипном виде? И если будет, то как на это реагировать евреям? Если Альберт Гор и Джозеф Либерман проиграют выборы, то не станут ли другие демократы обвинять «этих евреев» и не зарекутся ли впредь выдвигать кандидатов этой веры? А если выиграют, то не используют ли фанатики такой результат как очередное доказательство того, что «евреи завладели всей страной» и что «на выборах все решают еврейские »?

В действительности ни одно из ужасных последствий, которых опасались многие евреи, не имело места. Отъявленные антисемиты, конечно, воспринимали Джо Либермана враждебно. Но основные СМИ и подавляющее большинство избирателей относились с уважением и к самому кандидату, и к его религии. И когда выборы 2000 года закончились спорным решением Верховного суда о пересчете голосов во Флориде, для многих людей религиозная принадлежность проигравшего кандидата на пост вице-президента быстро потеряла свое значение.

Однако благоприятное (для евреев) завершение кандидатской истории Джозефа Либермана вовсе не означало, что евреям больше никогда не придется переживать о любых важных событиях с участием представителей их народа. К сожалению, слишком часто мы видели, как события, не имевшие к евреям буквально никакого отношения, умышленно толковались с позиции «во всем виноваты евреи». Мы помним, как антисемиты называли террористический акт 11 сентября 2001 года результатом еврейского заговора (среди прочих невероятных теорий).