Эдемский ландшафт

Ясное сознание ненатуральности (жизни) заставляет нас остро, ослепительно сознавать наш опыт ее значений. То есть мы всегда разделены в нашей бодрствующей жизни – мы движемся сквозь жизнь, но все равно удалены от нее тем, что сознаем это. Мечта о пасторали возникает из желания вновь войти без смущения в тот эдемский ландшафт, который так трогает наши сердца. Конечно, сделать это невозможно: нам пришлось бы отбросить то самое сознание, которое делает нас теми, кто мы есть. Поэтому мы жаждем этого большую часть своей бодрствующей жизни.

Мэтью Бибермен


Мэтью Бибермен, пишущий о радостях езды на мотоцикле, талантливо и блестяще подводит итог проблемы эго. Я могу лишь исключить его вывод о том, что «конечно, сделать это невозможно», – потому что, разумеется, возможно «сбросить то самое сознание, которое делает нас теми, кто мы есть», заново войти без смущения в эдемский ландшафт и остаться. Надо просто знать, как это делается. Стать просвет ленным означает отбросить самосознание и вернуть в состояние осознания, которое является нашей истинной природой.

В некий момент нашей коллективной и индивидуальной истории люди пребывали в состоянии сознания, которое мы ныне зовем просветлением

Понятие «Золотой Век» относится к эпохе, существовавшей задолго до начала письменной истории, когда человечество жило в идеальном состоянии утопии. Утопия возможна лишь тогда, когда нет индивидуумов.

Охота и собирательство – наиболее успешный устойчивый и благоприятный для окружающей среды образ жизни из всех, которые когда-либо были свойственны человечеству.

Развитие земледелия привело к появлению и дегенеративных болезней, нарушение ям питания и риску голодной смерти в периоды неурожаев.

Высокая плотность населения и развитие технологий, необходимых для переработки зерновых, дали начало сложному миру объектов и вещей, наименованию индивидуумов и возникновению эго.

Существование «я» мышления, или эго, становится возможным только при развитии сложной устной речи.

Каждая из устоявшихся духовных дисциплин ратует за занятия, основанные на приглушении мысли, как за средство, ведущее к просветлению.