Мачо

Школьная администрация считала парней мачо самой «опасной» группой одноклассников в школе Парнелла, настроенной против школы. Учителям рекомендовалось при общении с ними использовать более авторитарные методы, чем с другими учащимися. Символы мужественности рабочего класса, выставляемые напоказ парнями мачо, такие как определенные виды одежды, прически, серьги в ушах, были запрещены школьной администрацией. Учителям предписывалось следить за учащимися, постоянно контролируя их в коридорах, читая им наставления типа «смотри на меня, когда я с тобой говорю», и поучая «идти по коридору, как положено ученику».


Средняя школа была для парней мачо годами «ученичества», когда они учились быть крутыми. В школе они учились не читать, писать и считать, но драться, спать с женщинами и играть в футбол. Ключевыми ценностями социального мира парней мачо было: «Не подводить товарищей» и «Держаться вместе». Школа превратилась в спорную территорию, почти как улицы. Парни мачо относились к учителям совершенно так же, как к служителям закона (с открытым презрением), и считали, что именно учителя являются в школе основным источником конфликтов. Они отказывались признавать власть учителей в стенах школы и были уверены, что их все время «подставляют», с тем чтобы подвергнуть наказанию, наложить взыскание или унизить.

Так же как «парни» Уиллиса, парни мачо ассоциировали учебу и академические успехи с чем-то недостойным мужчины и бабским. Учащихся, которые выделялись успехами в учебе, они называли «слабоумными отличниками». Школьная работа отвергалась с порога как неподходящая для мужчин. Как прокомментировал это один из парней мачо — Леон: «Работа, которую нас заставляют здесь делать, — это девчоночья работа. Это не настоящая работа, а так, для детишек. Они (учителя) пытаются заставить нас записывать всякие вещи о том, что мы чувствуем. Это не их собачье дело» (Mac an Ghaill 1994, 59).

Исследование Мак ан Гейла продемонстрировали, что «парни мачо» больше чем другие группы сверстников-подростков претерпели своеобразный «кризис мужественности». Это произошло потому, что они активно развивали «устаревшую* мужественность рабочего класса, связываемую с оплачиваемым физическим трудом, в то время, когда физический труд уже не имел никакого будущего. По мнению Мак ан Гайла, парни мачо продолжали строить иллюзии относительно общества «полной занятости», в котором жили их отцы и другие мужчины в семье. Несмотря на то что некоторые элементы их поведения возникли как выражение гипермужественности и потому носили защитный характер, они имели прочное основание в мировоззрении рабочего класса, унаследованном ими от старших поколений.

Теперь мы перейдем к обсуждению проблемы неравенства в образовании, включая гендер, этническую принадлежность и класс, а затем — к анализу некоторых появившихся в самое последнее время теорий.

В официальных учебных программах в школах, если не считать участия в спортивных играх, больше не проводится сколько-нибудь регулярного различия между мальчиками и девочками. Однако существуют некоторые другие «точки проникновения» в образование разделения по признаку пола. Сюда относятся учительские ожидания, школьные ритуалы и другие аспекты скрытых учебных программ. Хотя правила становятся постепенно более либеральными, инструкции, предписывающие девочкам носить в школе платья или юбки, образуют один из наиболее очевидных способов, посредством которых происходит разграничение полов. Это имеет более глубокие последствия, чем просто регламентация внешнего вида девочек. В той одежде, которую предписывается надевать девочке, она не может сидеть непринужденно, лишена возможности участвовать в подвижных играх, где не исключена свалка игроков, а зачастую не может бежать со всей скоростью, на какую способна.

Школьные учебники также способствуют увековечиванию гендерных имиджей. Хотя и здесь наблюдаются перемены, в сборниках рассказов для начальной школы мальчики нередко изображаются как проявляющие инициативу и самостоятельность, а девочки, если они вообще появляются в книжках, изображаются более пассивными наблюдателями за тем, что делают их братья. Истории, написанные специально для девочек, часто содержат элемент приключения, но это обычно принимает форму интриг или таинственных происшествий в домашней или школьной обстановке. Приключенческие истории для мальчиков охватывают более широкие пространства, их герои путешествуют в дальние страны и отличаются отвагой и самостоятельностью в других отношениях (Statham 1996). В средней школе в большинстве учебников по естественным наукам и математике девочки являются «невидимками», что укрепляет мнение о том, что данные предметы — «мужские».