Ульрих Бек: общество рисков

Как и Хабермас, Бек отвергает постмодернизм. Но в данном случае мы живем не в мире «за пределами современного», но движемся к фазе, которую он называет «второй современностью». Выражение «вторая современность» указывает на тот факт, что современные институты приобретают глобальный характер, а повседневная жизнь высвобождается от власти традиции и обычаев. Старое индустриальное общество исчезает и заменяется «обществом риска». То, что постмодернисты воспринимали как хаос или отсутствие модели, Бек рассматривает как риск или неопределенность. Умение управлять риском — таков важнейший признак глобального порядка.


Риск становится центральной проблемой по ряду причин. По мере прогрессивного развития науки и технологии возникают новые ситуации риска, отличающиеся от тех, которые существовали в прежние века. Наука и технология, несомненно, приносят нам много благ. Вместе с тем они одновременно создают риски, которые очень трудно измерить. Так, никто, например, не знает наверняка, какие опасности может повлечь за собой производство генетически модифицированных продуктов питания.

Многие решения, принимаемые на уровне повседневной жизни, также становятся сопряженными с риском. Тесно связаны в действительности с риском гендерные отношения мужчин и женщин. В отношениях между полами появилось много новых неопределенных ситуаций. Возьмем, например, область любви и брака. Для предыдущего поколения в развитых обществах брак был достаточно ясным процессом изменения в жизни человека — человек переходил от состояния «вне брака» к статусу «состоящий в браке», и это положение считалось достаточно долговременным. Сегодня же многие люди живут вместе, но не вступают в брак, и очень высок процент разводов. Любой человек, намеревающийся вступить в связь с другим человеком, должен принять эти факты во внимание, и таким образом он оказывается вовлеченным в исчисление рисков. Каждый человек, как мужчина, так и женщина, должен решить, насколько вероятно, что в условиях такой неопределенности задуманный ими шаг принесет счастье и безопасность.

Бек не утверждает, что в современном мире больше рисков, чем их было в прошлые века. Скорее, меняется характер рисков, с которыми нам приходится сталкиваться. В наши дни риск проистекает в меньшей степени от естественных опасностей и случайностей, но чаще от тех ситуаций неопределенности, которые порождаются нашим собственным социальным развитием и развитием науки и технологии.

Бек согласен с Хабермасом в том, что формирование нового общества не означает конца попыткам социального и политического реформирования. Скорее наоборот — появляются новые формы активности. Мы являемся свидетелями возникновения нового поля деятельности, которое Бек назвал «субполитикой». Этот термин относится к деятельности групп и органов, функционирующих вне формальных механизмов демократической политики, — к деятельности таких объединений как экологические организации, группы борцов за права потребителей или борцов за права человека. Ответственность за управление рисками не следует возлагать только на политиков и ученых; нужно привлекать к участию и другие группы граждан. Группы и движения, возникшие в сфере субполитики, могут, однако, оказывать сильное влияние на ортодоксальные политические механизмы. Так, ответственность за сохранение окружающей среды, которая раньше лежала на активистах-экологах, теперь воспринимается как часть традиционной политической системы.