Будущее рока – женщины

Самые известные звезды поп-музыки – женщины. Женщины правят в мире кантри.

Так почему так мало женщин-звезд в роке?

Девушка в платье и с гитарой выглядит странно, как собака на велосипеде. Очень странно. Мимо такого зрелища сложно пройти», – как-то раз заметила важная шишка в журналистском мире Джули Бёрчилл. Мы предпочитаем не разглашать эту правду, поскольку она не слишком хорошо сочетается с настроем на равноправие, характерным для 21 века. И все же дни, когда женщины отходили на второй план, а мужчины отправлялись развлекаться, остались в прошлом. Да, западные женщины преуспели во многих профессиях и, в общем, неплохо умеют за себя постоять. Да, благодаря технологическому прогрессу, основать новую группу сейчас легче, чем прежде.


Теоретически, рок-н-ролльная слава должна быть женщине вполне по плечу.

Теоретически. И все же если сравнить количество обретших статус рок-звезд парней и девушек, сразу станет понятно, что последние заметно отстают. На каждую Патти Смит, Джоан Джетт, Крисси Хайнд, Доро Пеш или участниц Heart приходится не один десяток особей с Y-хромосомами из AC/DC, Deep Purple, Guns n Roses, Motdrhead, Def Leppard, Rolling Stones, Black Sabbath, Modey Que, Led Zeppelin, Pink Floyd… И даже названные дамы, как бы круты они ни были, все же не достигли того статуса рок-божеств, что их коллеги-мужчины.

Сегодня в поп-музыке множество звезд-женщин (Леди Гага, Кэти Перри, Адель… об остальных поговорим попозже), то же самое можно сказать о фолке и жанрах, основанных на кантри (Лора Марлинг, Лиэнн Раймс, Эмми-луХаррис…). Порок? Остановитесь на секунду и вспомните современные группы, завоевавшие успех у по-настоящему массового зрителя, например, Muse, Foo Fighters, Kings Of Leon, The Black Keys, Green Day, U2 и Radiohead.

Нет, серьезно, куда, черт подери, делись женщины?

Рассмотрим более широкий контекст: только пять женских групп были хедлайнерами в Гластонбери за всю историю фестиваля. Из примерно 150 групп в официальном списке фестиваля Download 2013 года лишь в 10 были участницы-женщины. Из 295 музыкантов, введенных в Зал славы рок-н-ролла, лишь 15 процентов составляют женщины, причем большинство из них представляют собой певиц вроде Ареты Франклин, Этты Джеймс и так далее. Сколько звезд-женщин оказывалось на обложке Classic Rock с момента основания журнала в 1998 году? Скажем так: чтобы пересчитать их, достаточно пальцев одной руки.

Но не стоит заблуждаться, в роке женщин немало. Они не составляют большинство, но женщины-рокеры отнюдь не такая уж аномалия, как представляется некоторым. Просто вероятности, что вы слышали о них, значительно меньше. На самом деле, часть проблемы состоит в том, что, поскольку мужчины уже столько лет доминируют в мире рока, многие попросту не ассоциируют женщин с этим жанром. В результате, девушек, попавших в мир рока, окружает некоторая неловкость.

С одной стороны, нельзя не признавать, что пол (особенно внешность и исполнительская манера) является определяющим фактором в музыке. Рок-звездами давно уже восхищаются, над ними потешаются и помнят за их внешность и тело. Участники Rammstein одеваются в кожу и демонстрируют всем свои блестящие от масла мускулы. Музыканты Steel Panther бродят по сцене обнаженные по пояс и облаченные в обтягивающие штаны. Ребята из Black Spiders, как один, носят черные рубашки и бороды… Так что было бы вполне честно, если бы женщины, подобно мужчинам, бравирующим своей мужественностью, смогли подчеркнуть свою женственность (и другие достоинства), не опасаясь того, что их обвинят в «эксплуатации своей сексуальности».

Как сказали участницы калифорнийского дуэта Deap Vally (смешивающих в единый хард-роковый саунд блюз, гараж и тяжелый рок-н-ролл), иногда тот факт, что твой пол играет центральную роль в том, как люди воспринимают твою музыку, очень надоедает. Хотя было бы глупо отрицать, что их крутой имидж не составляет неотъемлемой части их стильных выступлений и звучания.

«Меня определенно уже достало слышать фразу: “Они круты и при этом сексуальны”, – недавно сказала вокалист/гитарист Линдси Трой. «Это работает как на нас, так и против, – добавила бабанщица Джули Эдвардз. К нам проявляют много внимания… что хорошо. Но иногда это вызывает разочарование. Думаю, что как женщины, мы создаем определенный прецедент. Наш откровенный и провоцирующий способ выражения, то, как мы одеваемся… Думаю, обычно женщины в рок-группах стараются замаскировать свою сексуальность, поскольку чувствуют себя гостями в мужском мире».


И если это до сих пор мужской мир, в котором женщин все еще воспринимают как диверсантов, то существует опасность, что ныне существующая позитивная дискриминация перерастет в нечто менее любезное и лестное. Возьмем, например, Кортни Лав, одну из тех « сильных женщин », которых участницы Deap Vally называют своим образцом для подражания. Ее превратили в сенсацию, главным образом, из-за ее отношений с Куртом Кобейном, и даже сегодня Лав скорее воспринимают как «подружку покойного рокера», а не как вокалистку признанной критиками альт/ гранж/нойз-рок группы Hole, о которой в 1994 году журнал Rolling Stone писал: «Лав исполняет панк не только не менее вкрадчивый, чем у Nirvana, но и столь же едкий, как у Sex Pistols».

Колин Реннисон, 26-летней вокалистке из канадской блюз-рок группы No Sinner, также довелось столкнуться с этой неприятной стороной музыкального бизнеса. «Сначала все, с кем я хотела работать, пытались залезть ко мне под юбку, но я научилась оборачивать это в свою пользу. Это может быть палкой о двух концах, – сказала она. – С одной стороны, тебе приходится общаться с огромным количеством парней, которые не привыкли иметь дело с женщинами (если, конечно, у них нет жен, дочерей, или они не в хороших отношениях со своими матерями). С другой – если все идет хорошо, то к тебе возникает отношение, как к „маленькой сестренке”, а те немногие женщины, которые находят свое место в индустрии, относятся друг к другу с уважением».

Похоже, ключом к успеху является баланс: нужно подчеркивать женские достоинства, но не выпячивать их. Лиззи Хейл, гитаристка и вокалистка в исполняющей альтернативный рок команде Halestorm, прекрасно поет хард-рок, а также очень неплохо играет на гитаре. Ах да, и она выглядит невероятно сексуально. «Давно известно, что секс и рок-н-ролл идут рука об руку, но я вовсе не хочу пользоваться успехом только благодаря коротким юбкам и высоким каблукам, – говорит Лиззи. – Если бы более значительное число девушек действовало по принципу „я представляю собой нечто большее, чем просто короткая юбка”, думаю, у большего количества девушек был бы шанс попробовать себя в этой индустрии».

Но в мире Лид-гитаристов девушек особенно мало. Не потому ли, что мегасложная и/или эффектная техника привлекает меньшее количество женщин-музыкантов? Возможно, в этом есть своя правда, но мы подозреваем, что соотношение женщин и мужчин станет менее радикальным, если женщины-гитаристы станут более привычным зрелищем. И это уже происходит. Посмотрите на гитаристку Элиса Купера Орианти, британскую блюз-рок гитаристку Джоанн Шоу Тейлор и американку Саманту Фиш… Это прекрасные музыканты, однако пока не пользующиеся широкой известностью. И даже они пока находятся в меньшинстве.

«Очень часто сталкиваешься с отношением: „Окей, она неплохо выглядит, но она никогда не сможет играть, как парень”, – говорит Джоанн Шоу Тейлор. – Лично для меня это уже не проблема. Некоторое время я работала с барабанщицей, и ей приходилось гораздо хуже, чем мне. Например, люди читали ее имя в контракте, а когда мы появлялись, спрашивали, где же ударник».

Итак, в какой же области музыки женщины пользуются успехом? Настоящим успехом? Поп. Именно тут девушки становятся крупными звездами. Среди самых известных и коммерчески успешных артисток можно назвать Мадонну (продажа альбомов которой во всем мире превышает 300 миллионов дисков) и Мэрайю Кери, а Рианна, Кэти Перри и Бейонсе возглавляют список «самых скачиваемых артисток» 2013 года на сайте Spotify. Большинство этих женщин сами по себе являются брендами: собственные линии духов, модной одежды; они работают с известными рэперами и продюсерами… сравните это с небольшим количеством девушек в рок-музыке, и сразу покажется, что место женщин в музыке определено раз и навсегда – привлекательные, ориентированные на поп певицы.

Учитывая потрясающий успех женщин в этой сфере (а также в кантри-музыке, где мы можем вспомнить о Тейлор Свифт, во всяком случае, до тех пор, пока она не присоединилась к миру поп-музыки), ясно, что проблема вовсе не в том, что женщины вообще не могут проявить себя в музыке. Возможно, поп и кантри больше совпадают с привычными ожиданиями, возлагаемыми на женщин. Возможно, эти жанры можно назвать «более симпатичными». Заключается ли проблема в ,   том, что меньшее количество женщин увлекается рок-музыкой? Или они не считают, что смогут добиться успеха?

«Поскольку рок-н-ролл – такой мужской мир, а звучание, по существу, брутальное, тебе вроде как приходится тоже кричать и брыкаться, что не очень-то красиво, – говорит Колин Реннисон. – Вся проблема заключается, в общем-то, в одном: сколько девушек вы знаете, которые бы захотели, чтобы им платили жалованье пивом, или были бы готовы часами репетировать в грязных помещениях, а потом каждый вечер ехать к черту на рога в автобусе, а потом вылезать из него и обнажать свою душу на сцене ?»

«Иногда ты не вписываешься потому, что ты выражаешься не так, как они [мужчины], или пьешь не так, как они. Возможно, они все еще чувствуют угрозу со стороны женщин, – говорит Вив Альбертин, бывшая гитаристка в женском коллективе The I Slits. – Сюда вмешиваются отношения между полами ».

Конечно, не все девушки созданы для рока. Но все же названные в этой статье женщины доказывают, что желание принять участие в рок-группе характерно не только для парней. Миллионы лет спустя после романов Джейн Остин стало, наконец-то, ясно, что женщины стремятся не только к вышиванию и «более спокойным» занятиям. Поэтому сегодня кажется вполне объяснимым, что девушки тоже хотят попасть в мир, составляющий значительную часть современной культуры.

Любопытно отметить, что жанры вроде металла, электроники/инди или альтернативного рока (вспомним Бэт Фо Лэшис и Пи Джей Харви) лучше относятся к женщинам.

Яркие визуальные элементы и субкультура этих направлений помогли им. Кристина Скаббиа из Lacuna Coil, например, известна как своей внешностью, так и мощным голосом. Уважаемой артисткой также является Карла Харви, вокалистка в шок-рок-метал группе Butcher Babies. А постпанковский квартет Savages (приятные «крутые лондонские» девчонки с налетом готики в стиле 80-х) создали стильное видео для своего дебютного альбома совместно с режиссером Джорджио Тести.

Симфоник-рок/метал направление также возглавляют готические и прекрасные дамы, вроде Тарьи Турунен (экс-Nightwish) и Шэрон ден Адель, вокалистки известной голландской симфоник-рок команды Within Temptation. В Европе женщины обретают популярность благодаря театральности и радикальности тяжелых жанров.

«Если посмотреть на успех в жанрах, вроде рока, все зависит от того, на кого ты равняешься, – говорит Шэрон Ден Адель. – Так, например, в Европе довольно много групп с девушками-вокалистками. Но из-за того, что они находятся в определенной „нише”, широкая публика редко их замечает. Да и вообще, рок сейчас не такое уж частотное явление на радио. Если вы посмотрите на Америку, положение еще хуже. Скажем, Evanescence удалось пробиться. Но другим группам с женщинами-вокалистками приходится туго, если только они не занимаются поп или кантри-музыкой ».

Конечно, зачастую на положении женщин в роке сказывается простое невежество. Это вообще часто случается с женщинами в музыке. Лишь в прошлом году вокалистка Chrvches Лорен Мейберри написала в музыкальный блог газеты Guardian о том, как в интернете ей прислали ужасное, сексистское оскорбление. Это неприятное происшествие – очередное негативное проявление «трусливой культуры», порожденной социальными сетями и интернет-форумами, которые дают людям свободу изливать бестолковый и бессмысленный яд, не рискуя при этом столкнуться с непосредственной реакцией собеседника.

До того, как Twitter и Facebook получили широкое распространение (хотя и не так уж давно), девушки вроде Лиззи и Джоанн, которые начали играть на гитаре в очень юном возрасте, значительной частью своего успеха были обязаны подростковому упрямству и тому факту, что обе росли в музыкальных семьях. Впрочем, это не означает, что им не приходилось сталкиваться с предубеждением…

«Помню, однажды я натягивала струны на своей гитаре. И тут какой-то парень говорит мне: „Моя подружка для меня такого не делает!” В общем, он посчитал меня подружкой кого-то из музыкантов группы, – вспоминает Лиззи. – Потом мы пошли на сцену и выступили. После он подошел ко мне и сказал: „О, извини, я просто подумал…”»

Грета Валенти, вокалистка группы Well Hung Heart (которая исполняет бесстрашный, заряженный панком блюз-рок), считает, что существует стереотип, согласно которому женщины не способны играть рок-музыку также хорошо, как мужчины. «Главный комплимент, который я все время получаю, звучит так: „Обычно девушки, поющие рок, мне не нравятся, но ты – другое дело”, – говорит она. – Для меня это самый главный комплимент, но он оскорбляет других девушек-музыкантов, поэтому комплимент этот весьма двойственный».

В 70-е (возможно, определяющее десятилетие в истории хард-рока) были заложены определенные параметры жанра, в частности, его заведомая мужественность. Вив Альбертин вспоминает, какой резкий отпор встречал группу The Slits, когда она пыталась найти свое место в мужском мире.

«В 70-е мир был до невероятности мужским, – говорит она, и в ее голосе даже 30 лет спустя слышится удивление. – Не то чтобы мужчины плохо с нами обращались, но нас боялись! Нашей силы. И за это нас ненавидели. Нас не крутили по радио из-за нашего названия [slit- англ. прорезь, щель], менеджеры отелей запирали нас в наших гостиничных номерах и не выпускали. Нам не разрешали приходить в бары и в фойе во время наших гастролей из-за того, как мы выглядели и как себя вели… С нами обращались, как с террористами!»

«Каждому поколению приходится преодолевать свои собственные барьеры, в надежде на то, что следующему поколению придется легче, – говорит Лиззи. – Мне довелось разговаривать с Пэт Бенатар, и она рассказала, как в 80-е ездила на совместные гастроли с Крисси Хайнд. Они тогда думали: „Какими будут девушки лет через 25 ? Не окажется ли напрасным все то, через что нам довелось пройти?” И тогда Пэт сделала мне самый приятный комплимент в моей жизни: „Ты как раз и представляешь собой такую девушку, которую мы надеялись встретить через 25 лет!”»

Итак, что же требуется, чтобы произошел сдвиг в общественном восприятии, а разница в соотношении количества мужчин и женщин стала менее драматичной? «Думаю, нам нужна женщина, которая могла бы сравниться с Джими Хендриксом, – считает Джоанн Шоу Тейлор. – Нужна ключевая фигура, которая смогла бы затмить всех». Возможно, такая женщина смогла бы вызвать скорые изменения. Пока, однако же, интеграция женщин в мир рока – процесс постепенный. Однако те же самые препятствия, которые преграждают женщинам путь в общественной жизни, все еще существуют и в роке.

Осложняет положение и тот факт, что сегодня музыкальный рынок гораздо более насыщенный, чем когда-либо прежде. Многие направления в музыке уже невероятно хорошо изучены, и это делает задачу «смести всех с лица земли» значительно более сложной для кого бы то ни было (вне зависимости от их половой принадлежности).

Таким образом, женщинам приходится не только бороться с предубеждениями против своего пола, но и пытаться создать что-то оригинальное и необычное. А еще, в идеале, им необходимо как можно дольше сохранять свою молодость и красоту…

«Когда мужчины преклонного возраста продолжают играть в рок-группе, это считается нормальным, – говорит Шэрон ден Адель. – Посмотрите на Мика Джаггера. Он все еще выступает, и это здорово. Но очень мало примеров, когда женщина может позволить себе то же самое. Это общая проблема нашего общества. Люди всегда говорят: „Мужчины так хорошо сохраняются с возрастом!” А вот о женщинах так почему-то не говорят! [Смеется.]

«Думаю, пресса гораздо чаще обращает внимание на имидж женщин, чем мужчин, – говорит Лео Николас, менеджер компании Spinefarm Records (составляющей часть Universal). – Поскольку границы между роком и мейнстримом сейчас оказываются все более и более размытыми, к анализу рока все чаще применяют мейнстримовые ценности. Например, в журнале FHM была опубликована статья „25 самых сексуальных женщин в роке”. Происходит ли такое с их коллегами-мужчинами?» Хмм… нет.

Но подумайте вот о чем: может ли быть, что мы представляем собой последнее поколение, перед которым стоит подобная дилемма? Последние, кому приходится сталкиваться с устаревшими представлениями, доминирующими среди членов советов директоров и в мире рока? Сегодня девочки, отчасти вдохновленные родителями, выросшими на музыке Led Zeppelin и прочих, растут в более равноправном обществе и слушают рок.

Например, участники группы Halestorm могут засвидетельствовать, что количество девочек и девушек на их концертах неуклонно растет. И, хотя публика на фестивалях вроде Hard Rock Hell, Download и прочих все еще, в значительной степени, мужская, баланс определенно смещается. «На концертах мы видим много девочек, некоторые из них не старше восьми лет, – говорит Лиззи. – А их родители говорят: « Ну что же. Подарим ей на рождество гитару…»

Пришла пора воротилам индустрии оставить в прошлом свои опасения, а поклонникам рока, закатывающим глаза при одном упоминании женщин-рокерш, – перестать воспринимать рок, как «мужское мероприятие», и проснуться. Это все рок-н-ролл, и девушки, с которыми мы разговаривали, просто хотят преуспеть в нем. И не обязательно обращаться с ними особым образом.

Возможно, мы принимаем желаемое за действительное, но коль скоро мы выходим из тени прежней эпохи, где доминировали мужчины, вполне допустимо предположить, что и мир рока несколько изменится. Возможно, женщины и не смогут узурпировать рок-н-ролл, но, пожалуй, пришло время, чтобы достигшие успеха в своем деле девушки могли увереннее чувствовать себя рядом со своими коллегами мужского пола.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий