Нечистые моралисты

Собственно говоря, вышеупомянутое понятие, так же, как и все остальные штампы типа “нового рока”, никак не может отражать всей сути сего явления, так как большинство этих групп существуют как минимум четыре года. Oomph! же – целых шесть.

Но в отличие от своих соотечественников, Oomph! не были избалованы вниманием прессы и до сегодняшнего дня оставались относительно неизвестными. Кстати, может быть из-за того, что все свои альбомы группа выпускала на довольно новаторской, но очень скупой на денежные вливания и поддержку независимой фирме. А без надежного плеча крупной компании в этом бизнесе далеко не уедешь. К счастью, эти времена для Oomph уже миновали.


Не успел истечь срок договора с “Dynamica Records”, как более солидные и влиятельные компании выстроились в очередь, дабы заполучить Oomph в свою конюшню. И хотя музыканты в конце концов остановили свой выбор на “Virgin”, денежные аспекты в этой сделке отнюдь не были решающими. “Что касается денег, то в этом плане у нас были более заманчивые предложения, – говорит вокалист Деро, – но нам важно иметь более широкие перспективы для деятельности группы, а не максимально возможный заработок. Мы не хотим быть дутой группой, которая сегодня у всех на устах, а завтра так же скоро окажется забытой. Согласитесь, что гораздо интереснее развиваться подобно строящемуся дому и так же постепенно расширять круг своих фэнов. Что касается “Virgin”, то они были первой большой фирмой, заинтересовавшейся Oomph еще во времена ‘Defekl, то есть задолго до истечения нашего прошлого контракта”.

Такая вот немецкая основательность. Но пора перейти к ‘Unrein, несомненно лучшему и самому разнообразному альбому из всей дискографией Oomph. Не в последнюю очередь он стал таким из-за сильно расширившегося спектра вокала Деро, который местами даже напоминает незабвенного Майка Пэттона из Faith No More. Привлекает также очень запоминающееся атмосферное звучание клавишных, смахивающее на какой-нибудь саундтрэк. “Да, в этом действительно что-то есть, – соглашается Деро. – Просто нам всем очень нравятся музыкальные темы Джона Карпентера или Анджело Бадаламенти, автора музыки для “Твин Пика” и “Потерянного Шоссе””.

Что касается текстовой части альбома, то песни по-прежнему поются и на немецком, и на международном английском, но предпочтение все же отдается родному языку. Но обвинять Oomph! в подражании Rammstein, как некоторые любят это делать, бессмысленно, так как влияние шло скорее наоборот. Другой музыкант группы с фирменной прической “Адидас для бедных” (две выбритые полоски) говорит следующее: “Мы всегда писали тексты на двух языках и не собираемся ничего менять и в будущем. Вообще, тенденция к увеличению количества групп, поющих на немецком, в последние годы усиливается. А что касается Rammstein, то сравнения Oomph с ними не вызывают у нас никаких проблем, поскольку так могут говорить только те люди, которые не знают историю обеих команд. Мы не завидуем успеху Rammstein, а скорее наоборот – их слава только приоткрыла нам двери”.

Как и на предшественнике ‘Wunschkind’, тематика песен нового альбома – насилие над детьми и критика церкви. “Все дело в том, что в свое время я десять лет ходил в дневную католическую школу, что оставило в моем сознании довольно глубокий след, объясняет Деро. – И пока мне интересны эти темы, я буду писать о них. Из-за католического воспитания в моем развитии постоянно возникали какие-то барьеры, которые я всегда пытался разрушить. По большому счету, эти тексты я пишу исключительно для самого себя. Я давно привык к этому катарсису. Еще со школы я регулярно получаю письма с разными угрозами, хотя я больше противлюсь церковной машине, чем самой вере”.

Oomph! назвали свой четвертый по счету альбом ‘Unrein’ (“Нечистый”) именно так, “чтобы показать, что считаем себя нечистыми в этом мире, который, в свою очередь, и сам нечист. С самого начала мы заявили о себе как о посторонних людях в этом лживом и деструктивном обществе. Мы боремся против него со всей годами копившейся жестокостью. Можете называть нас моралистами в грязном окружении. Можно даже сказать, что моя сексуальность не соответствует общепринятым нормам: я не садист и не мазохист, хотя в своих фантазиях я иногда занимаюсь чем-то садомазохистским. Я не намерен снова преодолевать какие-то барьеры в своем сознании, их и так было слишком много. Сейчас я хочу чувствовать себя полностью свободным. Человеку ежедневно приходится перепроверять свои принципы. Я, например, вегетарианец, потому что не хочу нести ответственность за поедание животных, убитых рукой человека. Я хочу жить без насилия. Пусть моя агрессивность лучше выльется в музыке. В эмоциональном плане это более освобождает, чем избиение кого-либо”.

Как и все предыдущие работы Oomph!, этот альбом – беспощадная музыкальная атака. Гитара Флукса выпиливает в мозгах слушателя глубочайшие дыры, электронный машинный парк Крапа нацелен в область желудка, а мощнейшая работа ударных в исполнении самого Деро буквально сшибает слушателя с ног. И надо всем этим несется голос последнего, идущий из самых глубин человеческой души, безжалостно сметая все на своем пути.

“Я изгой, мученик, говорит вокалист. – Я могу выражать себя только так, и никак иначе. Каждый настоящий музыкант должен работать именно так. Искусство, если оно призвано убеждать, должно быть абсолютно честным и правдивым”.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий