Тяжелая ноша – Джоуи Темпест

Тяжелые вопросы тяжелым рокерам Джоуи Темпест о Europe, Роберте Планте и хороших советах.

После воссоединения Europe в 2003 году четыре бескомпромиссных и наполненных блюзом альбома. Музыканты собирают полные залы, они (говорим шепотом) заработали уважение рок-сцены, которое не всегда сопровождало их в те золотые времена, когда они увлекались клавишными. Classic Rock удалось застать Темпеста в редкий выходной, который он проводит в своем лондонском доме. 50-летний музыкант хорошо выглядит и, очевидно, наслаждается жизнью, а его коллектив продолжает собирать награды. И даже разговоры о ссорах внутри команды, увольнениях друзей и удалении той самой песни из сетлиста не могут испортить ему настроение.


Кто был твоим музыкальным героем в детстве?

Огромное влияние на меня оказал Роберт Плант. Едва услышав Black Dog, я тут же увлекся. Жаль, что я не мог быть роуди при Роберте во время его сольной карьеры. Я столько раз ходил на его концерты в то время. Я встретился с ним за кулисами во время одного из его концертов, и он попросилу меня автограф. Я поверить не мог. Автограф предназначался для его сына.

Каким ты был в школе?

Школа была странным местом. Я всегда старался найти единомышленников. Помню, когда мне было 11, учитель обвинил меня в том, что я списывал во время теста на уроке музыки. Оказалось, что я не ни одной ошибки. В отличие от всех остальных. Мне пришлось отправиться в кабинет директора и снова проделать тест. И не совершил ни одной ошибки. Думаю, они были в шоке, потому что по всем остальным предметам мои успехи были весьма средними.

Сейчас ты живешь в Лондоне. Не скучаешь по Швеции?

Я живу за пределами Швеции дольше, чем в ней самой. Когда я возвращаюсь в Швецию, то скучаю по Англии. Мне нужно 15 или 20 лет, чтобы начать скучать по родине. Наша репетиционная база находится в Стокгольме, моя семья живет там, поэтому я часто приезжаю туда. Я, можно сказать, живу где-то посередине.

Что продолжает вдохновлять тебя?

Думаю, это дружба, которая объединяет участников команды. Мы с Джоном Норумом постоянно подстегиваем друг друга. Наши отношения были довольно тернистыми, как у братьев. Он уходил из группы, без него мы записали два альбома. А с тех пор мы уже записали вместе четыре диска. Мы единомышленники, подгоняющие друг друга. У меня одна из самых замечательных работ в мире: я выхожу на сцену, а за мной стоит великолепная группа Я записывал сольные альбомы и ездил на гастроли с сессионными музыкантами. Это совсем не одно и то же.

Каково самое большое заблуждение на твой счет ?

О боже. Возможно, что я хороший певец, автор песен и исполнитель. И откуда им только пришло это в голову? [Смеется] Я просто импровизирую. Я понятия не имею, что делаю. Если из моих легких вырывается какой-то звук, и он попадает в тональность, я просто с ума схожу от счастья. Меня будто громом поражает от радости!

Каков был самый лучи гай совет, который ты получил?

Помню, что двери для нас открыли группы Iron Maiden и Def Leppard. Когда мы впервые поехали в Японию, участники Eon Maiden уже побывали там. Они открыли дорогу для нас, сами того не подозревая. Я встречался со Стивом Харрисом, и мы говорили о гастролях и людях, окружающих группу. Помню, он сказал мне, чтобы я был готов к расставаниям со старыми друзьями и коллегами и к тому, что мне придется увольнять людей. Это был   1 странный совет, но при этом очень хороший. Полезно было узнать, что через это проходят все группы, и ты не одинок.

Ты веришь в Бога?

Тут я до сих пор не определился. Мне довелось побывать в долгом и увлекательном путешествии по жизни, и оно продолжается до сих пор. Все эти годы что-то спасало меня и помогало мне двигаться вперед. Мне было бы приятно воздать должное себе, но, возможно, кто-то наверху помогал мне.

Должно быть, песня TheFinal Countdown тебе изрядно поднадоела.

Да нет, я вполне нормально отношусь к ней. Нам нравится исполнять ее на концертах. Она была записана для того, чтобы мы могли открывать ею концерты нашего третьего турне. Мы хотели привлечь внимание. Мы думали, что это была крутая песня. Она казалась особенной. В 2012 году мы выступали на фестивале Download и по дороге туда попали в пробку. В тот момент мы не знали, что не успеем ко времени своего выхода на сцену, но мы обсуждали наш сет-лист и решили отказаться от The Final Countdown. Мы находились в 10 минутах ходьбы от сцены, и тут прозвучало объявление, что мы не выйдем. Мы себя сглазили. С тех пор мы не пытались отказаться от исполнения этой песни.

Что ты считаешь пиком своей карьеры, а что – самым большим провалом?

В 2013 году мы выступали на фестивале Sweden Rock, мы сыграли 28 песен, с нами выступал Скотт Горэм. Это было так мило. Это пик. А самой большой неприятностью был момент, когда мы с Джоном Норумом перестали разговаривать друг с другом. Мы ездили на разных лимузинах и вели переговоры через тур-менеджера. Я многому научился тогда. Сейчас мы всегда разговариваем друг с другом. Мы много и тяжело работали, чтобы снова собрать группу воедино, поэтому те времена кажутся теперь очень странными.

Что ты считаешь самым неудачным решением в своей жизни ?

Если говорить о принятых решениях, я стараюсь быть к себе не слишком строгим. Я не раздумываю над уже принятыми решениями. Моя жена, которая очень умна, постоянно говорит мне, что я воспринимаю вещи лучше, чем они есть на самом деле. Я живу в своем мире.

Какую надпись ты бы хотел поместить на свой надгробный камень?

«Кто такой, к чертовой матери, Джоуи Темпест?» Думаю, Курт Кобейн попал в самую точку, когда написал это на стене отеля Oakwood Apartments, где в начале 90-х останавливались Europe и Nirvana… Черт возьми, да разве я сам знаю ответ на этот вопрос?

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий