Интервью с Машей Цигаль

В Маше Цигаль мы привыкли видеть бунтарку, эпатажного дизайнера, превращающего свои показы в яркие авангардные шоу, заядлую тусовщицу и авантюристку. В хорошем смысле этого слова. Но на самом деле она немного другая: креативная и талантливая в профессии, заботливая мама для своего сына Арсения и хрупкая, нежная женщина, жаждущая настоящей любви.

-Маша, по-моему, раньше ни одна столичная вечеринка не обходилась без твоего участия. Но сейчас ты редкий гость на тусовках.

-Я из них выросла. Все же взрослеют, даже такие люди, как я. (Смеется.) Действительно, я много тусовалась, но давно, когда была очень юной, а в Москве только начиналась клубная жизнь. Это было частью моей работы. Наша компания состояла из диджеев, музыкантов, актеров. Мне нравилось быть в гуще событий. Я до сих пор люблю тусоваться, но нечасто, потому что есть другие вещи, которые заводят меня гораздо сильнее. Например, мне важнее с утра пораньше пойти на йогу, чем в какой-то ресторан поздно вечером. К тому же утром я отвожу ребенка в школу, так что кутить где-то всю ночь у меня нет желания. Я очень люблю своего сына Арсения. Чем старше он становится, тем интереснее, хочется больше времени проводить с ним.


-Сколько ему лет?

-Ему семь с половиной, он такой крутой, веселый, умный. Мне нравится готовить ему обеды – например, вкусное вегетарианское ризотто, грибной суп, соленья на зиму закрывать. А еще, каждый год мы с друзьями ездим на Ибицу потусоваться, где мне хватает нескольких дней. Я просто всё знаю про клубную жизнь, могу даже книг)’ написать про все эти пати. Кроме того, сейчас другое поколение, и в целом мироощущение другое. Сейчас что делают на тусовках? Девушки приходят познакомиться с богатыми мужчинами. Это не про меня. Кроме того, там не так много качественной музыки. А для меня всегда был очень важен симбиоз моды и музыки. Моя к тусовкам и трансформировалась в этот симбиоз. У меня на показах всегда выступают самые классные диджеи – Egor, List, независимые электронные музыканты.

-Хочешь сказать, что материнство тебя сильно изменило?

-Конечно. Рождение Сени – чудо. Я абсолютно счастлива. Это лучшее, что со мной произошло.

-Ты планировала рождение ребенка?

-Нет, произошло какое-то божественное вмешательство. Такая вот случайная неслучайность. С Никитой, отцом Сени, мы встречались всего месяц и не планировали ребенка. Мы даже не успели узнать друг, друга. Но Сеня – настоящий ребенок любви: в тот момент мы были безумно влюблены друг в друга. Беременность для меня была фантастическим временем. Я очень благодарна Никите – он трепетно и нежно заботился обо мне. С рождением Сени всё действительно изменилось. Я была достаточно дерзкая, безбашенная, резкая. Жила только для себя. Сейчас я уже другая – не решусь на экстремальные поступки. Я вообще не могу представить себя без своего сына хоть на минуту: мы вместе путешествуем, объездили уже полмира.

-Ты строгая мама?

-Я даю ему свободу. И вообще Сеня у меня очень самостоятельный. Он сам просыпается, готовит себе завтрак. И еще он такой заботливый! Было очень трогательно, когда мы ездили в Форте-дей-Марми по приглашению моей подруги. Помню, сидели на улице, уже вечерело и дул ветерок. Сене тогда было всего пять лет. И вдруг он меня спрашивает: «Мама, тебе холодно?» Снимает свою детскую олимпийку и надевает мне на плечи. (Улыбается.) Он всегда беспокоится обо мне. Если поздно, он говорит: «Мама, тебе уже пора отдыхать». Я им очень довольна.


-А как сейчас складываются ваши отношения с отцом Сени? Насколько я знаю, вы не живете вместе.

-Изначально мы с Никитой были друзьями. Познакомились много лет назад в одной компании, потом снова встретились, полюбили друг друга – наверное, для того, чтобы у нас появился Сенечка. Мне кажется, его душа выбрала нас в качестве родителей и свела на этот срок, чтобы мы воплотили детскую душу в физическое тело. Мы не были женаты. Я в этом плане немного странная. Все девчонки хотят свадьбу. А я, будучи дизайнером одежды достаточно долгое время, сделала столько свадебных платьев, что у меня никогда не было мечты его надеть. К сожалению, нам с Никитой пришлось расстаться. Это решение далось очень непросто. Но жить вместе только ради ребенка невозможно.

-Мы разные люди. Он тоже человек творческий, стилист, но взгляды на жизнь у нас разные. Мы несколько раз расходились, сходились, но потом все-таки было принято окончательное решение. Я понимала, что надо двигаться дальше, что наши отношения как пары исчерпаны. Любовь прошла. Могу сказать, что, когда мы расстались, мне стало легче, я увидела новые перспективы в своей жизни. Я уверена, что сожалеть о прошлом – плохо. Надо жить здесь и сейчас. Проживая вчерашний день и мечтая о завтрашнем, мы теряем жизнь, она словно сквозь пальцы ускользает, ее просто нет. У меня остались хорошие воспоминания, у меня есть прекрасный ребенок. Но это не повод отчаянно цепляться за прошлое и пытаться вернуть всё то, что было между мной и Никитой.

-Сеня с папой общается?

-Сеня и Никита любят друг друга. Я ценю их любовь, ее надо холить и лелеять. Я знаю, что расти без отца очень тяжело, поэтому я ни в коем случае не препятствую их общению. Но многие мне говорят: нужно, чтобы Никита помогал материально… Я знаю: если у него появится такая возможность, он обязательно будет нам помогать. На сегодняшний день, я считаю, он дает Арсению намного больше – внимание, любовь, ведь ребенок не мыслит материальными ценностями, он живет чувствами и любовью, которую и получает от всех членов семьи, в том числе и от отца. Никита часто приходит к нам, они вместе гуляют, ездят в Звенигород, в монастырь, ходят в кино. Например, Никита научил Сеню собирать лего. И теперь мой сын просто фанат лего! В этом деле он большой специалист. (Улыбается.)

-Наверное, у такой красивой и успешной девушки нет проблем с поклонниками.

-Сейчас я открыта для новых отношений – я разобралась в себе. Я поняла, что такое жить с Машей Цигаль, потому что я-то с ней уже давно вместе. (Смеется.) А еще я осознаю, что, если буду с кем-то жить, это ограничит мою свободу, но ее я готова променять на духовное равновесие и стабильность. Хочу быть с сильным человеком, который сможет жить со мной и Сеней. Мы же не самые простые ребята, зато с нами очень весело! Встречаться с кем-то ради галочки – не моя . Я хочу видеть рядом стоящего парня. Мне важен внутренний мир человека, наши разговоры, наш невербальный контакт. И безусловно, его отношение к Сене. А вообще я очень независимая девушка, и у меня нет такого пунктика, что нужно обязательно жить с каким-то мужчиной. С «каким-то» – не надо! Может быть, я одна останусь, кто знает. Но если встречу человека, который мне понравится, мне будет неважно, бедный он или богатый, чем он занимается…

-Правда? Неужели для тебя ничего не значит материальный статус твоего избранника?

-Бывают люди, у которых не так много денег, но у них есть потенциал, они целеустремленные. Но чтобы за кого-то платить в ресторане – нет, это даже не обсуждается. Я русская девушка, и пусть за меня в кафе платит мужчина. Не позволю мужчине сесть мне на шею! Я сама много работаю, хорошо зарабатываю, поэтому и мужчина в этом смысле должен мне соответствовать. Меня воспитывали так, что нужно обязательно работать. Мне всегда говорили: мол, если ты работаешь, то перед тобой открывается много интересных перспектив в жизни. Передо мной всё уже открыто, теперь я готова узнать, а как бывает еще. Когда мы с Никитой жили вместе, мы были полноценной семьей. Я всё успевала делать и сейчас успеваю: и готовить, и работать, и ребенком заниматься. У меня нет желания быть только бизнесвумен. Я никогда не работаю в выходные. Эти дни посвящены только моему ребенку. На публике я один человек – энергичный, деловой, а на самом деле я другая – спокойная, домашняя.

-Скажи, а если встретится подходящий мужчина, ты готова родить ему ребенка?

Да, конечно. Когда родился Сеня, я была не готова сразу родить второго. Сейчас он уже подрос, взрослый мужчина практически. Я уже говорила, что мне нравилось состояние беременности. Я чувствовала себя красивой, счастливой. У меня всегда было отличное настроение, я понимала, что нахожусь в ожидании чуда. Некоторые говорят, что в это время женщина тупеет, я с этим категорически не согласна. Я работала практически до последнего месяца, сделала две замечательные коллекции, много путешествовала. И сейчас я готова повторить то, что было тогда.

-Как думаешь, Сене будет легко наладить отношения с мужчиной, который появится в твоей жизни?

-Сеня тоже хочет, чтобы у нас была настоящая семья. Недавно я заметила, что он начал проводить кастинг среди моих друзей. Это так смешно! Иногда он сидит и рассуждает: «Мне нравится вот этот твой друг – он с машиной нам помог. А тот вещи принес, тоже неплохой парень. А третий мне был симпатичен раньше, но разочаровал, потому что нам разные фильмы нравятся». Это всё очень забавно. Для меня очень важно мнение сына. Он моя семья. Он всё чувствует и понимает.

-Маша, вернемся к твоей работе. Ты выросла в семье известных художников. Тебе это наверняка помогало строить карьеру?

-Из уважения к родителям я поступила в Строгановку, на кафедру художественного стекла, но проучилась там недолго. Я сама выбрала свой путь и могу сказать, что никогда не пользовалась связями своих известных родственников. Тем более в фэшн-индустрии, где у них и не было никаких знакомых. Это совсем другой мир. Я стала работать на клипах, делала костюмы артистам. И очень хотела учиться дизайну. В итоге я выиграла грант и уехала в Британию. Родители мне на учебу денег не давали. Но я им благодарна за мое хорошее воспитание. Может, в детстве мне и не хватало уюта, домашнего тепла, родители были очень молодые, много времени проводили на работе.

-Зато бабушки и дедушки развивали во мне художественный вкус, любовь к прекрасному, к искусству во всех его проявлениях. Я ходила в музеи, много рисовала сама, занималась скульптурой. Помню, пришла в Метрополитен-музей, и всё мне там было знакомо: где какая картина висит, кто автор. Я могла бы сама проводить там экскурсии. Когда я еще совсем маленькой была, бабушка мне читала собрание сочинений Диккенса, с малых лет я знала наизусть «Евгения Онегина».

-Своими оригинальными, порой даже эпатажными коллекциями ты давно известна в модных кругах. Как со временем изменилось твое творчество?

-Я прославилась благодаря плюшевым спортивным костюмам с заячьими ушами, коллекция которых появилась как раз перед рождением Арсения. А потом эти костюмы, что называется, пошли в массы, их стали бесцеремонно шить все кому не лень. Например, я спускалась в метро и с ужасом видела что-то похожее на мои толстовки на прилавках разных торговых точек, всё такое грустное, каких-то адских расцветок, из ткани плохого качества. Представляешь, даже в Тарусе, где у нас дача – это в 150 км от Москвы, – продавщицы огромных размеров надевали на себя такие костюмы с заячьими ушами и сидели в маленьких палатках.

-В общем, их в итоге растиражировали, начали продавать подделки и наживаться на этом. Так контрафакт убил мою идею. А мне пришлось серьезно задуматься о том, что и как делать дальше, если я как бизнесвумен не справилась с этой «народной любовью». Три года назад я изменила направление своего творчества и стала делать платья с принтами. Мне самой больше нравится женственный стиль. Особенно мне интересны именно богемные, хипповые платья в стиле 70-х. Многие мои подруги-актрисы сейчас часто приходят в них на светские мероприятия. И меня это очень радует. (Улыбается.)