Обращение серебряных монет и реформа Абулгази-хана

Абулгази царствовал с 1171/1758 г., до серебряные монеты с его именем известны только с 1199/1784—85 г. Они во всех отношениях не похожи на серебряные монеты всех предшествующих джанидских государей. Рассмотрим все признаки отличия.


1. Первый признак, который сразу бросается в глаза,—это размеры и весь внешний облик монет. Монеты Абулгази имеют правильную круглую или округлую форму, так что разница наименьшего и наибольшего диаметров незначительна, обычно в пределах 0,5—1,0 мм. Средний их размер колеблется вокруг 18—19 мм, так что теньги Абулгази много меньше подавляющего большинства монет предшествующих государей. В целом монеты Абулгази оставляют впечатление аккуратных, хорошо отчеканенных. Надписи, как правило, размещены на обеих сторонах довольно точно, так что занимают всю или почти всю площадь обеих сторон монетного кружка-

2. Второй признак—содержание и расположение надписей. На серебряных монетах Абулгази нет символа веры, имен четырех халифов, длинной и пышной титулатуры его предшественников, благопожелания государю. Нет на его монетах и столь типичных для предшествующего чекана центральных картушей. Другой облик имеет даже почерк надписей его монет. В поле крупными буквами помещены лишь следующие надписи: имя с коротким титулом, наименование монетного двора и дата цифрами то на одной, то на двух сторонах.

3. Третий признак—вес монет. Средний вес серебряных мо-. нет Абулгази—3,1 г, причем монеты хорошей со-хранности. Средний вес даже самых потертых джанидских мо-нет предшествующего времени никогда не опускался так низко. Следовательно, монеты Абдулгази чеканены по какому-то другому весовому стандарту-

Указной вес джанидских монет до Абулгази равнялся мискалю, т. е. 4,8 г. Каким же был указной вес монет Абулгази? Ответить на этот вопрос помогает серебряный чекан Мангытов. Из различных источников XIX в. известно, что для серебряных монет Мангытов был назначен вес в 7/10 мискаля. В юридических документах их вес иногда характеризуется выражением.

При мискале в 4,8 г весовой дирхем равняется 3,36 г. Сле-довательно, 3,36 г—это указной вес серебряных тенег Мангы – тов. Средний вес мангытских тенег полностью отвечает среднему весу тенег Абулгази. Отсюда следует, что указной вес тенег Абулгази—весовой дирхем, т. е. 3,36 г.

4. Четвертый признак—техника чекана. Анализ разных признаков в сопоставлении с различными свидетельствами письменных источников позволил заключить, что техника чекана при Джанидах не оставалась неизменной и что изменения в чекане серебряных монет произведены были именно при Абулгази.

5. Пятый признак — качество монет Абулгази, их проба. Даже по внешнему виду можно было заключить, что они высокопробные. Это внешнее впечатление полностью подтвердили результаты пробирования двух бухарских монет Абулгази, чеканенных в 1200 г. х.. Согласно заключению Инспекции пробирного надзора г. Ленинграда, обе монеты имеют пробу 950.

6. Высокая проба монет Абулгази после почти двух столетий порчи серебряных тенег ясно намекает и на иную организацию чекана. Не вызывает сомнений, что вместе с переходом к неизменной высокопробной монете чекан стал свободным: каждое частное лицо получило право принести на монетный двор серебро-металл и получить взамен монету. Это заключение подтверждается организацией чекана серебра при Мангытах. Мангыты унаследовали от Абулгази вес и пробу монет. А из письменных источников известно, что чекан серебра при них, действительно, был свободным. Переход к. свободному чекану, безусловно, был составной частью и условием осуществления прочих мероприятий Абулгази.


Комплекс признаков, характеризующих чекан серебра при – Абулгази с 1199 г. х. и отличающих его монеты от монет всех предшествующих джанидских государей, позволяет говорить ореформе, которую мы чисто условно назвали «реформой Абулгази», хотя, естественно, не сам этот подставной и безвластный хан был ее инициатором и вдохновителем.

Итак, содержание реформы Абулгази сводилось к следую-щему: переход на новый весовой стандарт ; назначение определенного размера для новых монет; некоторые изменения в технике чекана с целью улучшения их внешнего облика; изменение содержания и взаиморасположения надписей; переход к высокой пробе в чекане серебряных монет; новая организация чекана.

Что собой представляло денежное обращение в Бухарском ханстве перед реформой?

До сих пор неизвестны дореформенные серебряные теньги с именем Абулгази, хотя он царствовал многие годы. Золотые же монеты при нем чеканились регулярно. Ясую, что серебро до реформы или вовсе не чеканилось, или чеканилось эпизодически. Какие же монеты обслуживали сферу обращения серебра?

Происходящие из Ура-Тюбе актовые источники второй. половины XVIII в засвидетельствовали, что в этом владении до последней четверти этого столетия обращались более ранние джанидские монеты. Упомянуты, в частности, теньги Мухаммад-Рахим-хана и теньги Субхан-Кули-хана. Априорно можно поэтому предполагать, что в Бухарском ханстве при Абулгази до его реформы обращались теньги его предшественников. Это предположение подтверждается двумя конкретными свидетельствами.

В нем излагаются арифметические действия и практика применения их при ведении податных книг, взимании налогов, исчислении площадей и пр. Это руководство и пособие для разных лиц бухарского административного аппарата. Составлено оно в Бухаре, по мнению исследователей, в конце XVIII в.16, В этом сочинении, между прочим, рассматривается способ различения меди и серебра в старых теньгах и пересчета их. И приводится пример: если теньги «двух-с-половиной десятые», при пересчете нужно число их умножить на два с половиной и разделить на десять. Из этого текста видно, что сплавные из меди и серебра низкопробные теньги ко времени составления труда считались «старыми», но все же встречались, так что методику их различения и пересчета оказалось необходимым включить в это сочинение—практическое руководство для бухарской администрации – Приведенный пример, кроме того, указывает, что теньги с содержанием серебра около 25% также были в обращении. Очевидно, под этими последними следует понимать низкопробные монеты еще конца XVII в. Скорее всего, это теньги того же Субхан-Кули-хана.

Встречались в это время теньги еще одной пробы. Это косвенно следует из другого места того же сочинения. Для установления пробы большого количества тенег, находящихся в плавке, рекомендуется взять из тигля количество металла, равное весу десяти тенег, и очистить. В тексте дважды подчеркнуто, что после очистки должно было бы чистого серебра выйти в количестве, равном весу трех тенег. Ясно, что в данном случае речь идет о теньгах 3/10-й пробы.

Филипп Ефремов сообщает несколько другие сведения. Он упоминает, что в бухарской теньге «находится около половины меди». Имел ли в виду Ф. Ефремов конкретные монеты, о пробе которых он был хорошо осве-домлен, или же его слова следует понимать как обобщенную характеристику разных бухарских монет, общей особенностью которых является их низкопробность? Думается, что верно первое допущение. Ф. Ефремов пользовался не чужой ин-формацией, а личными наблюдениями: ведь он долгое время жил в Бухаре. Кроме того, он приводит совершенно конкретные цифры: на золотую монету шло 30 таких «полумедных» тенег.

Отношение золота и серебра в Бухарском ханстве XVIII в. было – довольно устойчиво, судя по трем цифрам: 1695 г—1 :13,5; 1741 г.—1 : 14; 1795 г.—1 : 13,65. Если на золотую монету при Ф. Ефремове шло 30 серебряных, это значит, что в серебряной монете должно было быть 45-47% серебра. Такой процент вполне отвечает характеристике Ф. Ефремова и еще раз подтверждает, что он имел в виду совершенно конкретные монеты, проба которых была известна, а курс относительно – определялись именно этой пробой.

Что же это за монеты? Теньги второго этапа XVII в. весьма близки своим качеством, но они выпали из обращения еще в XVII в. Среди всех прочих нам известен только один тип монет, которых соответствует свидетельству Ф. Ефремова. Это тип 4 монет Абулфайза : в проанализированной было как раз 45,62% серебра. Если в последней четверти XVIII в. еще встречались теньги Субхан-Кули-хана т. е. конца XVII в., тем более ничего удивительного не было бы в том, что продолжали обращаться монеты и Абулфайза.

Ясно, что в последней четверти XVIII в., когда Ф. Ефремов был в Бухаре, обращались серебряные и золотые монеты разных проб, на что намекают выше рассмотренные данные из сочинения «Маджма-ул-Аркам» о старых теньгах 3/10-й и 2,5/10-й пробы. Не могли не встречаться теньги Мухаммад-Рахима, в которых было около 30% серебра. Были высокопробные теньги Абулфайза или какие-то другие, пока нам неизвестные, в которых серебра было около половины. Несколько непонятно, почему Ф. Ефремов упомянул только последние. Дело, может быть, в том, что они были наиболее высокопробными из существующих, пользовались наибольшим спросом и доверием.

Рассмотренные материалы предреформенного денежного обращения в Бухаре позволяют сделать еще одно заключение о содержании самой реформы. Поскольку основная задача реформы сводилась к тому, чтобы наладить и упорядочить об-ращение в сфере серебра на базе полноценных высокопробных серебряных монет определенного и неизменного веса и типа, кажется несомненным, что все проведенные в этом направлении мероприятия включали еще одно: запрет и изъятие из обращения разновесовой и разнопробной монетной продукции предшествующего времени.