Дэйвид Лоуренс. Любовник леди Чаттерлей

В 1929 году Лоуренс организовал в Лондоне выставку книг и живописных полотен, большинство экспонатов которой были конфискованы полицией. Среди экспонатов выставки были и рисунки национальной гордости англичан — художника и философа Уильяма Блейка, того самого, кто сказал: «Нагота женщины — дело рук Божьих».

В 1936 году у Дмитрия Шостаковича были большие проблемы с советским партийным руководством по поводу его оперы «Леди Макбет Мценского уезда», и в частности из-за того, что какому- то функционеру послышался в одном из музыкальных фрагментов эротический скрип кровати.

Удивительно, как это самое руководство не додумалось срезать маковки с собора Василия Блаженного, которые являются откровенно фаллическими символами…

Но нельзя сказать, что на Западе йоложение эротической культуры было йринциииально иным. Там не было, конечно, тотального партийного контроля, там не запрещали учение Фрейда, как в СССР и гитлеровской Германии, но чиновничий произвол, поддерживаемый благонамеренными обывателями, имел место и сумел вписать довольно мрачные эпизоды в историю мировой культуры, Ходжимо Сораяма. Пин-ап гоняясь за «ведьмами» эротики. #44

К этим мрачным эпизодам можно с полным правом отнести судебные процессы над издателями книг: «Любовник леди Чаттерлей» Д. Лоуренса, «Тропик Рака» Г. Миллера, «Фанни Хилл» Д. Клеланда, «Бабник» С. Кауфмана, «Черная книга» Л. Даррела и многих других, заставивших весь цивилизованный мир выразительно крутить пальцем у виска.

В этом ряду нельзя не отметить скандальные страсти, разгоревшиеся вокруг знаменитого романа Владимира Набокова «Лолита», написанного в 1955 году.

Писателя упрекали не только в создании порнографического произведения, но и в злонамеренной пропаганде педофилии и даже инцеста. Книгу в разных странах запрещали, конфисковывали, сжигали, преследовали ее издателей, а спустя совсем небольшое время преследователи вынуждены были проглотить довольно горькую пилюлю, когда преследуемая книга была признана классикой мировой литературы.

В книге всемирно известного ученого-сексолога И. С. Кона «Сексуальная культура в России: клубничка на березке» упоминается о том, что уже в конце 80-х в Москве судили за распространение порнографии некоего юношу, который ксерокопировал «Лолиту». Прокуратура, как водится, пригласила оценивать художественное произведение на предмет его преступной причастности к порнографии экспертов, но не литературных критиков или искусствоведов, а сексопатологов. Доблестные ученые, посовещавшись, дали заключение о том, что книга, бесспорно, является порнографической, так как у них, сексопатологов, есть даже специальный термин «синдром Лолиты» (будто бы до Набокова эти ученые ничего не слышали о педофилии).

Литераторов все-таки решили выслушать, и такие мэтры, как А. Вознесенский, Ф. Искандер и В. Солоухин высказали мнение, противоположное заключению экспертов. Суд это мнение оставил без внимания. От тюремного заключения юношу спасло вмешательство академика Дмитрия Лихачева.

В чем же различного рода «эксперты» усмотрели порнографию набоковского романа? Обычно блюстители морали поднимают на щит выдернутые из контекста описания постельных сцен.

Вот что они могли представить.