Любовник леди Чаттерлей

Дэйвид Лоуренс. «Любовник леди Чаттерлей»

В 1928 году в Англии разразился не делающий чести официальным властям скандал вокруг напечатанного в Италии романа Дэйвида Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей», романа, очень скоро ставшего признанной классикой мировой литературы. Вокруг романа и его автора развернулась ожесточенная истерия, в немалой степени подогреваемая некоторыми влиятельными журналистами и писателями.


Но кто сейчас помнит их имена? Да и стоит ли вспоминать?

КСТАТИ:

«Суд большинства еще не всегда бывает одинаков с судом потомства.

Федор Достоевский

А роман Лоуренса вскоре был переведен почти на все языки мира, пронеся славу писателя по всему земному шару (кроме, разумеется, Советского Союза, а затем и гитлеровской Германии).

В 90-х годах и русский читатель смог оценить достоинства этого поистине знаменитого произведения…

ИЛЛЮСТРАЦИЯ:

— Ты так прекрасен! — сказала она. — Так чист и прекрасен! Иди ко мне!

Она протянула к нему руки.

Он стыдился повернуться к ней из-за своей возбужденной наготы. Он поднял с полу рубашку и, придерживая ее у тела, подошел к ней.

— Нет, — сказала она, протягивая к нему руки. — Дай мне посмотреть на тебя!

Он выпустил рубашку и стоял неподвижно, глядя на нее. Солнечный луч, проникший сквозь низкое окно, сиял на его животе и бедрах и на его стоячем пенисе, который подымался, темный и пламенный, из облачка ярко-золотых волос. Она была поражена и испугана.

— Как странно, — медленно сказала она, — как странно он стоит там! Такой большой! Такой темный и самоуверенный! — Он такой?

Мужчина посмотрел вниз на свое тонкое белое тело и засмеялся. Волосы на его груди были темные, почти черные. Но внизу живота, там, где подымался пенис, — волосы были золотисто-рыжие и — как маленькое облачко.

— Такой гордый! — шептала она. — И такой властный! Теперь я знаю, почему мужчины так победительны! Но он прекрасен! Правда! Как новое существо. Немного ужасающий! Но вправду прекрасный! И он идет ко мне! — и она закусила нижнюю губу в страхе и возбуждении. Мужчина смотрел вниз на напряженный неподвижный фаллос.

— Да, — сказал он тихо. — Да, мой милый, ты прав. Да, ты вправе гордо подымать свою голову! Ты сам по себе, и никто не властен над тобой. Ты не слушаешься даже меня, Джон Томас. Ты господин! Джон Томас! Ты хочешь ее? Хочешь леди Джен? Ты опять подчинил меня себе. И ты улыбаешься! Проси же, проси леди Джен! Скажи: отворитесь, моя королева, чтобы король мог войти во всей своей славе! Скажи леди Джен, что ты хочешь ее! Джон Томас и леди Джен!

— О, не дразни его, — сказала Конни, становясь на колени на кровати. Она обняла его бедра и притянула к себе так, что ее колышащи- еся груди прикоснулись к прямому фаллосу и поймали капельку его влажности. Она крепко прижалась к нему.

— Ляг! — сказал он. — Ляг! Дай мне войти!

Он был нетерпелив теперь.

И после, когда они лежали, успокоенные и тихие, женщина раскрыла мужчину опять, чтобы взглянуть на тайну фаллоса.

— Теперь он крошечный и мягкий, как бутон жизни! — сказала она, беря мягкий маленький пенис в руки. — И какой он прелестный! Такой непонятный и сам по себе! И такой невинный. И он входит так далеко в меня! Ты никогда не должен обижать его — ты знаешь это? Он мой тоже. Он не только твой. Он мой!

И такой прелестный и чистый! — И она нежно держала пенис в своей руке.

Он засмеялся.

— Да будут благословенны узы, соединяющие нас, — сказал он.

— Конечно! — отвечала она. — Даже когда он весь мягкий и маленький, я чувствую, что все мое сердце тянется к нему. И как красивы здесь твои волосы! Они совсем, совсем другие здесь!

— Это волосы Джона Томаса, не мои, — сказал он.

— Джон Томас! Джон Томас! — и она прикоснулась поцелуем к мягкому пенису, который начинал подыматься опять.

— Ах, — сказал мужчина, вытягиваясь. — Его корни в самой моей душе! И иногда я просто не знаю, что мне делать с ним. У него своя воля и ему трудно угодить. И все же я не хотел бы убить его!

— Неудивительно, что люди всегда немного боялись его! — сказала она. — Он в самом деле страшен!

Дрожь опять пробежала по телу мужчины и спустилась вниз. Он был беспомощен, и пенис медленно и тихо вздрагивал и поднимался, и стал твердым — встал на нем твердо и победительно. Женщина задрожала тоже, наблюдая за ним.

— Вот. Возьми его! Он твой! — сказал мужчина.

И она вздрогнула и все сознательное в ней растаяло. Острые мягкие волны невыразимого наслаждения поглотили ее, когда он вошел в нее, и оба растворились в беспредельности…»

Любовник леди Чаттерлей

Любовник леди Чаттерлей