Джон Клеланд. Фанни Хилл

Джон Клеланд. Фанни Хилл

Первый английский роман, который одна часть современников, а затем их потомков оценила как шедевр эротической литературы, а другая часть — исчадием порнографического ада, назывался «Мемуары женщины для утех, или История жизни Фанни Хилл».

Роман увидел свет в 1749 году и сразу же стал всемирно известным, как и его автор Джон Клеланд.

Этот достойный джентльмен, родившийся в 1709 году в семье полковника, получил образование в привилегированной школе Вестминстерского аббатства, затем верно служил британской короне на посту консула в Смирне. Неуемный характер искателя приключений заставляет его оставить королевскую службу и отправиться в Бомбей, где он поступает в «Ост-Индскую компанию» на достаточно престижную должность. Однако тот же неуемный характер толкает его на конфликт с высоким начальством, вследствие чего Клеланд покидает Индию и отправляется, как говорится, куда глаза глядят.

Он путешествует по Европе, практически не имея средств к существованию и пробавляясь случайными заработками то в роли ученого секретаря, то в роли корреспондента провинциальных газет. Несмотря на испытываемые лишения, Клеланд не теряет оптимизма и авантюристической дерзости. Он соблазняет красивых женщин, бьется на дуэлях с их мужьями и возлюбленными, переезжает из страны в страну отчасти из-за страсти к перемене мест, отчасти из-за постоянных недоразумений с местными властями.

Наконец он возвращается в Англию, где зарабатывает себе на хлеб преподаванием в школе и статейками в третьеразрядных газетах. Заработки Клеланда оказываются значительно ниже его представлений о достойном джентльмена существовании. Он делает долги, его постоянно преследуют разъяренные кредиторы, вследствие чего он некоторое время вынужден провести в долговой тюрьме.

Обстоятельства вынуждают его искать неординарный выход из создавшегося положения. И Клеланд находит этот выход. Он поспешно пишет роман «Мемуары женщины для утех…» и продает его хозяину книжного магазина и издателю Клайду Гриффитсу.

Роман произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Более дерзкого вызова устоям господствующей морали Британское королевство еще не знало.

Издателя скандального романа, Клайда Гриффитса, приговорили к позорному столбу, где он выстоял указанное в судебном приговоре время, а вот автора, которого как джентльмена не могли приговорить к такому унижающему наказанию, вызвали в Тайный Совет и потребовали объяснений, во-первых, по поводу того, что именно он хотел сказать своим гнусным творением, и, во-вторых, какие обстоятельства побудили его заниматься подобной деятельностью.

На первый из вопросов Клеланд отвечал довольно неопределенно, а вот на второй дал ответ короткий и исчерпывающий: «Нищета».

Члены Тайного Совета были порядком шокированы фактом полного обнищания джентльмена столь благородного происхождения, да к тому же еще получившим образование в Вестминстере.

Их приговор был довольно неожиданным и странным, особенно по тем временам: автору богомерзкого и возмущающего общественный покой произведения был назначен пенсион, дающий ему возможность достойного существования, но взамен с него потребовали торжественное обещание впредь никогда не писать ничего подобного.

Клеланд с легкостью дал это обещание, тем более что честолюбие его было вполне удовлетворено всемирной славой «Фанни Хилл», романа, который выдержал множество переизданий, и даже спустя 250 лет считается шедевром эротической прозы, продолжая вызывать яростные споры между защитниками и угнетателями свободы сексуального волеизъявления.

При этом одни называют роман классическим образцом эротики, а другие — классическим образцом порнографии.

Роман композиционно построен на двух пространных письмемах-исповедях Фанни Хилл, которая пятнадцатилетней девочкой-сиротой приехала в Лондон, оказавшись без средств к существованию и без крыши над головой.

В конторе по найму прислуги она знакомится с некоей миссис Браун, которая предлагает Фанни работу в ее доме, — как довольно скоро выясняется — самом заурядном борделе. Хозяйка собирается дорого продать девственность Фанни одному старому развратнику, но судьбе было угодно распорядиться так, что первый сексуальный опыт она получает в объятиях юного Чарлза, который искренне влюбляется в нее и забирает из борделя.

Юные любовники поселяются на квартире, где упиваются обретенным счастьем. Но счастье это оказывается недолгим. Отец юноши, узнав о его романе, отсылает сына в далекую тихоокеанскую факторию, которую должен был получить в наследство.

Отсылает помимо его воли, потому что Чарлза попросту похитили и содержали на океанском корабле фактически в качестве узника.

У обезумевшей от горя беременной Фанни происходит выкидыш.

К тому же над ней нависает угроза тюрьмы из-за довольно значительного долга квартирной хозяйке.

Эта коварная миссис Джонс путем всяческих ухищрений бросает отчаявшуюся и готовую покончить жизнь самоубийством Фанни в объятия респектабельного мистера Г., который фигурировал в приведенной выше иллюстрации.

Очарованный прелестями Фанни, мистер Г. снимает для нее целый этаж в доме своего знакомого и берет на содержание. Безмятежная жизнь содержанки богатого и влиятельного человека продолжается семь месяцев, после чего Фанни случайно становится свидетельницей ситуации, изменившей дальнейший ход ее жизни.

Ее берет под свою опеку некая миссис Коул, содержательница дома свиданий.

На этом заканчивается первое письмо Фанни.

Второе письмо начинается с описания дома миссис Коул, днем закамуфлированного под салон-магазин, а вечером функционирующего как высококлассный бордель. Три девушки, «ученицы» хозяйки дома, за чаепитием рассказывают истории своих сексуальных дебютов (эта часть романа весьма напоминает «Декамерон»), а через несколько часов происходит общий эротический бал, в котором Фанни принимает участие и становится его царицей.

В следующем эпизоде романа Фанни с помощью многоопытной миссис Коул предстает перед богатым развратником в роли провинциальной простушки-девственницы и с блеском, достойным великой актрисы, разыгрывает сцену стыдливого и мучительного расставания с невинностью.

Далее Фанни становится партнершей садомазохиста. Впервые в жизни столкнувшись с этим экзотическим видом плотских утех, она, тем не менее, обнаруживает в себе способность испытывать удовлетворение и от них.

Встречается она и со степенным пожилым фетишистом, и принимает участие в рискованном эксперименте своей подруги по соблазнению юного идиота, и в пасторальных оргиях с лондонскими аристократами.

Но всему приходит конец. Заведение миссис Коул распадается, сама она удаляется на покой в деревню, а Фанни неожиданно знакомится со старым и безнадежно больным джентльменом, который проникается к ней искренней симпатией, поселяет в своем доме и вскоре умирает, завещав ей все свое состояние.

Автор строго следует канонам сентиментального романа: героиня, волею прихотливой судьбы обреченная на жестокие жизненные испытания, получает достойное вознаграждение и в плане материальном, и в плане духовном: случай сталкивает Фанни с ее первым возлюбленным, Чарлзом, который возвратился из своих странствий, утратив во время кораблекрушения все, что смог приобрести.

И вот Фанни вновь обретает утраченную , становится счастливой супругой и матерью семейства, о чем она сообщает своей респондентке в конце второго письма, снабженного пространными сентенциями о всепобеждающей добродетели.

Критики романа особо отмечали то, что счастливый финал делает его вдвойне безнравственным.

В течение многих лет после публикации своего скандального произведения Джон Клеланд неукоснительно соблюдал обещание, данное им членам Тайного Совета, сочиняя вполне благопристойные пьесы, стихи и умеренной жесткости политические памфлеты, но литературная известность его по-прежнему основывалась на «Фанни Хилл». Возможно, какого-либо другого писателя удовлетворило бы такое положение, но азартный и честолюбивый Клеланд в конце концов «срывается» и пишет роман «Мемуары сластолюбца» — в плане художественном заметный шаг вперед в сравнении с «Фанни Хилл», более утонченный, изящный и (учитывая, видимо, уроки прошлого) лишенный какого бы то ни было эротического натурализма. Эту подлинную энциклопедию пороков лондонского бомонда можно было упрекнуть в безнравственности, лишь ссылаясь на моральные позиции автора и лишенное должного пиетета отношение к сильным мира сего.

Джон Клеланд. Мемуары сластолюбца

Джон Клеланд. Мемуары сластолюбца

Джон Клеланд. Мемуары сластолюбца

Джон Клеланд. Мемуары сластолюбца

Джон Клеланд. Мемуары сластолюбца

Джон Клеланд. Мемуары сластолюбца

Это была своеобразная месть писателя преследователям «Фанни Хилл». Своим новым романом, каждой его страницей он как бы говорил им: «Вы предавали меня анафеме за описания раскинутых толстых ляжек или возбужденных пенисов?

Ну так вот, я покажу порок во всем его многообразии, я обнажу его и без подобных описаний, и это будет еще сильнее, еще беспощаднее!»

И Клеланд сделал это со всем блеском истинного художника.

Позиции осуждения порока путем его гипертрофирования в литературных произведениях придерживался и один младший современник Клеланда, заявивший следующее: «Говорят, что мои кисти слишком сильны. Хотите знать, почему? Я не желаю пробуждать любовь к пороку… Я сделал героев, избравших стезю порока, настолько ужасающими, что они, конечно, не внушат ни жалости, ни любви… Повторяю, я всегда буду описывать преступление только адскими красками; я хочу, чтобы видели его без покровов, чтобы его презирали, чтобы его боялись…»

Джон Клеланд. Фанни Хилл

Джон Клеланд. Фанни Хилл