Физическая любовь и разврат

Физическая любовь и разврат

Групповой секс нашел свое отражение и в изобразительном искусстве (фрески времен Древней Греции и Рима, барельефы на стенах индийских храмов, гравюры и живописные полотна периода новой и новейшей истории), и в литературе.

Традиционная мораль однозначно определяет эти произведения как непристойные, но при объективном их рассмотрении нельзя не выделить из них действительные произведения искусства, лишь формально отнесенные к категории запрещенных из-за отображаемой ими темы, и порнографические поделки, чья примитивная знаковая система и откровенная скабрезность авторов выводит их за рамки понятия искусства, определяя им роль стимуляторов низменных влечений.


Подлинное же искусство не зависит от популярности или непопулярности отражаемого им явления, чему есть немало достаточно известных свидетельств.

Физическая любовь и разврат даже в сугубо внешних своих проявлениях выглядит неодинаково, не говоря уже об атмосфере и эмоциональной наполненности происходящего сексуального акта. Даже групповой секс, при всей обезличенности его участников, может иметь весьма различные способы своего отражения.

Возьмем для сравнения два литературных фрагмента, первый из которых можно с большой долей уверенности отнести к разряду порнографии, а второй — все-таки к так называемой изящной словесности, хотя отражаемая тема у обоих фрагментов одна и та же.

Самый невинный анекдот можно рассказать так, что он будет восприниматься как сальный, похабный, и в то же время довольно соленый и объективно грубый — в остроумном и выразительном изложении действительно интеллигентного человека будет звучать забавной песенкой, из которой, как известно, слова не выкинешь.

Не бывает похабных сюжетов. Есть лишь похабные рассказчики.

В этом и заключается проблема взаимоотношений темы и характера ее изложения.

КСТАТИ:

Литературный анекдот.

Максим Горький, перелистывая роман Мопассана «Жизнь»:

— Хорошо… хорошо… хорошо, однако… похабно… похабно… похабно… похабно, однако… как хорошо!

Изначально «похабной» считается тема интимных отношений гомосексуалистов. Такая оценка основана прежде всего на ксенофобии, инстинктивном неприятии всего, что выходит за рамки привычных стереотипов.

АРГУМЕНТЫ:

«Недемократическое, авторитарное общество не терпит различий. Отношение его к гомосексуализму соответствует отношению к другим меньшинствам: все различия подлежат уничтожению, любая индивидуальность воспринимается, по крайней мере, как помеха, все должны быть одинаковыми — и в сексуальном плане тоже. Нельзя выражать другие идеи, развивать другую культуру, иметь какую-либо другую сексуальную ориентацию, кроме общепринятой».

Игорь Кон

Такая установка большинства, естественно, не может не формировать отношение к тем или иным формам изображения гомосексуальных контактов.

Изобразительное искусство эротического направления в принципе избегает отображения мужских гомосексуальных актов прежде всего из-за объективной неэстетичности анального секса. В порнографии же эти акты находят достаточно широкое отражение, являясь благодатным материалом для проявления скабрезности и цинизма. Здесь зачастую присутствует элемент сексуальной агрессии активного гомосексуалиста и смакование покорного унижения жалкого «опущенного», то есть пассивного партнера.

Выразительные средства литературы обладают возможностями образной передачи и оригинальности характера мужской любви, и атмосферы их интимной встречи, и тончайших нюансов переживаний и ощущений, то есть всего того, что имеет основания быть объектом художественного отражения независимо от его содержания.

Юри Мэтгпъю Рюнтю. Руди Нуриев без макияжа

Юри Мэтгпъю Рюнтю. Руди Нуриев без макияжа

Вполне вероятно, что кое-кто из читателей, прочтя этот фрагмент, гадливо поморщится или иным способом выкажет свое негативное отношение к объекту описания, но это — вопрос вкуса и только вкуса, не более. Кто-то, возможно, не любит вкушать оливки или, предположим, яйца всмятку, но это вовсе не означает, что нужно запретить их употребление.

Что же касается аргумента в пользу того, что отражение, показ какого-нибудь явления бытия является пропагандой этого явления, то его состоятельность весьма сомнительна. Например, более 70 лет XX столетия самым активным, даже агрессивным образом осуществлялась у нас пропаганда средствами литературы и искусства идеалов коммунизма, однако они никак не прижились, о чем наглядно свидетельствуют общественные реалии постсоветского периода.

Да, в человеке присутствует обезьянье стремление к подражанию, но оно никогда не реализуется без адекватной психологической установки, предрасположенности к тем или иным действиям.

Один и тот же фильм вызывает совершенно разные реакции у разных людей в прямой зависимости от психологического настроя на те или иные раздражители.

АРГУМЕНТЫ:

«Если мы перенесемся мысленно в средневековье, или в греческое общество, или в такие культуры, как индейцы пуэбло, мы без труда обнаружим, что они полностью отдавали себе отчет в том, каким сторонам жизни их социальный фильтр позволял проникнуть в сознание, а каким воспрещал».

Физическая любовь и разврат

Физическая любовь и разврат