Порнографические предметы

Если вышеупомянутый депутат таким оригинальным способом лоббировал интересы какой-то конкурирующей с «Тампаксом» фирмы, тогда такие заявления можно было бы оправдать хотя бы с позиций формальной логики, ну а если нет…

Что ж, каждый имеет право на экзотические пристрастия и фантазии, и депутаты в этом плане не являются исключением.

Нравственное чувство имеет своими составляющими, с одной стороны — систему сугубо индивидуальных моральных ценностей, с другой — стереотипы массового мышления, основанные на существующих традициях, обычаях, религиозных постулатах и иных факторах формирования особенностей социальной психики.

Господствующие морально-нравственные тенденции определяют те или иные запретительные барьеры, характерные для определенной эпохи, территории или государственного устройства.

Одна из отличительных черт, к примеру, тоталитарных режимов состоит в крайней степени целомудрия опекаемой ими художественной культуры, что достаточно четко прослеживалось в Советском Союзе и гитлеровской Германии.

Эротизм в немалой мере способствует повышению уровня индивидуализации, независимости человеческого духа от навязываемых ему социальных догм. Он является своеобразным оазисом, где животворные общечеловеческие ценности торжествуют победу над мертвящими принципами, основанными на угнетении, порабощении человеческой индивидуальности, да и самого человеческого естества.

Эротизм является той нишей внутренней эмиграции, которая абсолютно надежно защищена от агрессивного проникновения множества надуманных социально-политических и религиозных «истин».

Надежность этой защиты обусловлена прежде всего монолитным симбиозом естественного полового влечения и столь же естественных для духовно развитого человека полета фантазии, эмоциональной избыточности и к эстетизации своего бытия.

Эротизм открыто противостоит всем формам политического и нравственного тоталитаризма, избравшим своим основным приоритетом не человека как такового, а некий идеологический абсолют, в процессе достижения которого человек попросту используется как средство, как некий унифицированный материал, податливый и напрочь лишенный каких бы то ни было личностных проявлений.

В этом случае эротизм является крайне нежелательным явлением для властных структур, которые без особого труда культивируют его отторжение в среде обывателей — самой многочисленной части населения, усредненной, нерассуждающей, почти лишенной личностного начала, а посему являющейся главной опорой деспотической власти.

КСТАТИ:

«Обыватель — это резерв фашизма».

Михаил Анчаров

Впрочем, обыватель отторгает эротизм и без какого-либо указания «сверху, потому что эротизм изначально чужд его укладу жизни, его стереотипам мышления, его мировосприятию.

Строгая функциональность жизнедеятельности, ограниченная сфера интересов, зашоренность сознания и агрессивное неприятие всего, что выходит за рамки привычных стереотипов, — все это формирует обывательское восприятие эротизма как некоего порочного баловства, порождения развращенного воображения тех, которые «с жиру бесятся», и т. п.

Обыватель воспринимает половой акт прежде всего как способ снятия напряжения, как естественное отправление или как возможность некоего самоутверждения. В любом случае эротизм здесь присутствует в весьма малой мере, обусловленной опять- таки стереотипами мышления.

Произведения эротического искусства в большинстве случаев вызывают горячий интерес у обывателя, но при условии сугубо индивидуального их восприятия в качестве экзотического запрещенного плода (или в узком кругу друзей одного пола).

Массовое же тиражирование этих произведений вызывает отрицательную реакцию сразу по нескольким причинам:

1) став общедоступными, эти произведения могут вызвать появление той нормы сексуальных отношений, которая чужда его мировосприятию, а следовательно, — по обывательским меркам, — враждебна его жизненному укладу;

2) они могут спровоцировать нежелательные сравнения у жены или любовницы (у мужа или любовника), и эти сравнения будут далеко не в пользу его (ее) традиционного статуса в семейной иерархии;

3) они могут способствовать переоценке жизненных ценностей и серьезным изменениям в шкале стереотипных приоритетов;

4) они воспринимаются как носители культуры иных (а следовательно, враждебных) социальных слоев, а посему подлежат осуждению.

Вот здесь-то и кроется основной смысл таких стандартизованных понятий, как «непристойность», «циничность», «бесстыдство».

Эти ярлыки обыватель готов наклеить на все, что не вписывается в рамки его стереотипов, будь то мода на мини-бикини, ночные клубы со стриптизом, полотна Рубенса, скульптурные группы Родена, роды в воде, праздники бардовской песни (с их «совершенно непонятными» текстами), -шопы, конкурсы красоты, реклама прокладок (да еще с крылышками) или слово «презерватив» в устах телеведущей антиспидовской программы.

Разумеется, существуют и менее субъективные трактовки понятий непристойности или бесстыдства, но, к сожалению, именно обывательские оценки зачастую становятся основой официально принятых определений.

Например, в наше время существуют так называемые «экспертные комиссии по вопросам рассмотрения печатных изданий, аудио-, видеоматериалов, телепередач, другой продукции, в которой вопреки действующему законодательству пропагандируется культ насилия, жестокость, порнография и аморальность».

Для участия в работе этих комиссий привлекаются преподаватели юридических вузов, педагоги, социологи, искусствоведы и др. Они призваны со всей авторитетностью и беспристрастностью определить, соответствуют ли рассматриваемые ими объекты вышеперечисленным обвинениям.

Осенью 1996 года такая комиссия заседала по делу харьковской газеты «Инга».

Обычная, непритязательная эротическая газета со скандальной хроникой из жизни поп-звезд, анализом психологии сексуальных меньшинств с соответствующими интервью, описанием новинок в сфере сексуальных аксессуаров, особенностей нетрадиционных способов соития, а также объявлениями «одиноких душ», жаждущих найти товарищей по сексуальным играм.

Вот, пожалуй, и все. Никаких рекомендаций по изнасилованиям, никаких крупных планов генитального контакта, да и отдельно взятые гениталии предусмотрительно прикрыты черными квадратами.

И вот что определила авторитетная комиссия.

ФАКТЫ:

«Следует отметить, что отмеченные выше публикации в газете выступают как определенного рода раздражители, возбудители, вызывающие конкретные эмоциональные ощущения, состояния, переживания, естественные знаки, подающие сигналы о том, какое, собственно, из описанных переживаний, ощущений, состояний они могут вызвать.»

Следовательно, указанные публикации относятся к такой разновидности порнографических предметов, как порнографические литературные произведения, характерной особенностью которых является воздействие на нравственность, способность вызывать половое чувство, а это, в свою очередь, свидетельствует о том, что они являются носителями сексуальных переживаний, полового возбуждения, выступают психостимуляторами этих ощущений.

И еще одна особенность приведенного выше заключения экспертной комиссии заключается в том, что здесь отсутствует характеристика эстетического уровня исследуемых объектов, а ведь именно она и является основополагающей при определении причастности к понятию порнографии.

В крайнем случае можно было бы прибегнуть к таким сугубо этическим характеристикам, как ожеговские: «крайняя непристойность и «циничность, но эксперты не сочли необходимым рассмотреть объект в этом аспекте.

В этой однозначности вердикта при весьма неубедительной его мотивированности и кроются корни рассматриваемой проблемы.

Запрет на демонстрацию какого-либо предмета только лишь на том основании, что он потенциально способен вызывать «конкретные эмоциональные ощущения, состояния, переживания… и т. д., не может всерьез приниматься ни в плане правовом, ни в плане этико-эстетическом.

Разумеется, в каждом обществе, как и у каждой эпохи, есть свои запретительные барьеры. На их формирование оказывают влияние люди, либо опережающие темпы развития массового сознания, либо безнадежно отставшие от этих темпов, а также люди с болезненным, извращенным сознанием.

К сожалению, вторые и третьи составляют большинство.

В свое время раздавалось множество голосов, решительно требующих запретить публичную демонстрацию живописного шедевра Эдуара Мане «Завтрак на траве», как произведения, оскорбляющего нравственное чувство и вызывающего нежелательные (!) эмоции.

Но голоса смолкли, причем бесследно, а шедевр занимает достойное место в сокровищнице мировой культуры.

КСТАТИ:

«Истина не всегда соответствует мнению большинства».

Папа Иоанн Павел II

Тема «нежелательных эмоций может быть правомерно отнесена к области психиатрии или сексопатологии, но тема оскорбленного нравственного чувства и сопутствующие ей понятия «непристойность и «циничность могут подвергаться логическому анализу, разумеется, с учетом тенденций господствующей морали.