Иудаизм

Иудаизм считает стремление к удовольствиям добром

Однако в традиционном иудаизме эти верования и обычаи не имеют реальных аналогов. В общем, считают мир и все в нем сущее добром. Бог хочет, чтобы мы наслаждались жизнью в полной мере, полагают . В своей чудесной «Книге о еврейских ценностях: ежедневное руководство по этической жизни» раввин Иосиф Телушкин чрезвычайно удачно описал эту позицию.

Иудаизм считает стремление к удовольствиям добром, если только не забывать об умеренности. Талмуд учит: «В мире грядущем человеку предстоит дать ответ за каждый <разрешенный> плод, который видел его глаз и от которого он отказался». (Палестинский Талмуд, Кидушин 4:21). Равви Элазар «уделяя особое внимание этому положению, откладывал , чтобы позволить себе хотя бы один раз в год есть все, чего душа пожелает». Хотя отдельные иудейские ученые жили в аскетизме и проповедовали такой образ жизни, более нормативный иудейский взгляд изложил еврейский философ Моисей Маймонид: «Никто не должен запрещать себе вещи, законом разрешенные» (Мишнен-Тора, «Законы о развитии характера», 3:1).

Благодаря вере в правильность наслаждения жизнью в полной мере, иудаизму не чужды достаток и радость. Для многих евреев это служит сильным стимулом, а для многих неевреев – привлекательной особенностью чужой религии. В то же самое время у некоторых нееврев возникают подозрения. Если вас учили, что религиозность связана с самоограничениями, страданиями и унылым выражением лица, и если вы считаете танцы, пение, вкусную еду и изысканные напитки потаканием своим прихотям, неугодным Богу, то вы сочтете еврейский образ жизни и способ поклонения богу фривольными, если не совершенно греховными. Можно назвать это теологическим различием между христианами и иудеями, но я склонен думать о культурном различии. О наборе тонких, по большей части неосознанных, взглядов, развившихся у каждой группы со временем и могущих привести к непониманию и даже взаимной враждебности. Подозреваю, что часть негативных чувств, которые отдельные христиане испытывают к евреям в связи с богатством, берут свое начало в этом культурном различии. Например, бурное празднование дня совершеннолетия мальчика или девочки для многих евреев является просто возможностью разделить свою радость с друзьями и семьей. Но христианскому наблюдателю такое веселье покажется нерелигиозным, вульгарным или лицемерным.


Легко допустить ошибку, переоценив значимость этих различий. В действительности существует масса совпадений между христианским и иудейским отношениями к богатству, особенно в такой стране как Соединенные Штаты, где мы все вместе живем в культуре, отражающей обе религии, как и многие другие влияния. Людям любой национальной принадлежности и любой веры, а не только евреям, сложно решить, как выражать свои личные и религиозные ценности в ежедневной жизни. Тем не менее различия между еврейскими и нееврейскими культурными особенностями действительно играют роль в укреплении взаимных стереотипов. Особенно среди людей, которые на самом деле слабо знают представителей другой группы, но готовы плохо думать о них только потому, что они «другие».

Конечно, не все христиане, как и не все евреи, одинаково относятся к материальному богатству. Например, сегодня среди евреев существует заметная тенденция к сокращению трат денег и других ресурсов на празднование дней совершеннолетия мальчиков и девочек; пропагандисты этой идеи предлагают более скромные, экономически и экологически оправданные торжества. Безусловно, укреплению этой тенденции способствует текущий экономический спад. Еврейская благотворительная организация «Мазон», призванная бороться с голодом среди людей любой религиозной или национальной принадлежности, – одна из многих групп, призывающих социально сознательных евреев жертвовать в помощь бедным какой-то процент той суммы, которую они тратят на празднование совершеннолетия мальчиков и девочек или на свадьбу. Такая реакция на человеческие нужды полностью в духе еврейских традиций.

Иудаизм

Иудаизм

Ситуация, когда приходится разрываться между необходимостью, ввиду социального давления, расточительно отмечать семейные торжества и желанием более разумно и умеренно расходовать финансовые ресурсы ради достижения долгосрочных целей, не нова. Такой же конфликт существовал в древнем Израиле, о чем свидетельствует описание похоронной службы, процитированное равви Телушкиным из Вавилонского Талмуда.

В прежние времена люди приносили пищу к дому тех, кто в трауре. Богатые люди несли в корзинах из золота и серебра, бедные люди несли в корзинах из очищенных ивовых прутьев; и бедные люди стыдились этого. Поэтому был принят закон о том, что из уважения к бедным людям каждый должен приносить пищу в корзинах из ивовых прутьев…

В прежние времена люди подавали напитки в доме, пребывающем в трауре. Богатые люди подавали в белых чашах, а бедные люди подавали в цветных чашах [которые в то время были дешевле]; и бедные люди стыдились этого. Поэтому был принят закон о том, что из уважения к бедным людям каждый должен подавать напитки в цветных чашах….

Этот отрывок из Талмуда показывает, что уважение к чувствам людей скромного достатка и желание избежать открытой демонстрации своего богатства входили в число еврейских ценностей на протяжении веков. Но даже здесь может поднять свою безобразную голову старая дилемма «так или эдак, а еврей всегда виноват». Еврейская семья, потратившая значительную сумму на традиционное торжество, подвергнется критике со стороны людей, зараженных стереотипными представлениями о евреях. Прозвучат обвинения в «вульгарности», «показухе» и «отсутствии вкуса и чувства меры». А соседей этой еврейской семьи, решивших на то же торжество потратить меньше (и, возможно, без лишней огласки пожертвовать сэкономленные деньги на благотворительность), так же горячо раскритикуют за скаредность и жадность (что, по сути, является другим набором антисемитских стереотипов). Правило прежнее: если орел – я выигрываю, если решка – ты проигрываешь.

В условиях такого предвзятого отношения к евреям возможен только один рациональный вывод. Поскольку еврею невозможно подобрать модель поведения, которую не осудили бы антисемиты, то ему просто нужно жить праведно в соответствии с собственными ценностями и верованиями, не защищаясь и не реагируя на чужое мнение, пусть даже поступать так нелегко.

В идеальном мире все божьи создания могли бы ценить себя и других уже только за то, что Творец создал их такими интересными, разнообразными, бесконечно драгоценными существами. Возможно, нам никогда не достичь такого мира здесь, на Земле. Но если мы хотим хоть немного приблизиться к нему, то для начала нужно освободить самое себя и наше общество от разрушающего воздействия стереотипов. Верить лжи друг о друге – неправильный подход, который никому не идет на пользу, а только требует новых и новых жертв.