Онтогенез

Детство – не период от рождения до определенного возраста, когда ребенок вырастает и забывает ребяческие занятия; детство – это царство, где никто не умирает.

Эдна Сент-Винсент Миллей


Возраст с 16 до 18 лет – возраст трудный. Это время считают моментом, когда мальчик или девочка дорастают до мужчины и женщины. Все родители-индийцы внимательно наблюдают за своими детьми в этот критический период. Это время «цветения» антахкараны (внутреннего чувства). Природа пока податлива и мягка. Привычки еще не установили свое господство. Какое бы направление ни было задано желаниям и страстям человека, оно, вероятнее всего, сохранится и в будущем.

Г. Р. Субрамайя

В 1896 году, в возрасте 16 лет, Рамана Махарши обрел просветление без дисциплины, усилий или подготовки к нему. Он не ощущал никаких второстепенных явлений, обычно ассоциируемых с духовным пробуждением, но непосредственно вошел в, непрерывное самадхи, для которого не бается ни транса, ни экстаза. Далее следует отчет Тахарши его собственном трансформирующем опыте:

За шесть недель до того, как я навсегда покинул Мадуру, в моей жизни произошла великая перемена. Она была совершенно внезапной. Я сидел один в комнате на первом этаже дома моего дяди. Я вообще редко болел, и в тот день со здоровьем у меня все было в порядке, но меня внезапно обуял страх смерти. В состоянии моего здоровья не было ничего к тому располагавшего, и я не пытался найти ему оправдание или выяснить, была ли у меня какая-нибудь причина для страха. Я просто чувствовал, что «я умру», и начал думать, что с этим делать. Мне и в голову не пришло посоветоваться с врачом, старшими или приятелями; я чувствовал, что должен разрешить эту проблему самостоятельно, здесь и сейчас.

Шок, вызванный страхом смерти, направил мой ум внутрь, и я сказал себе мысленно, не облекая мысли в настоящие слова: «Итак, смерть пришла; что это означает? Что это такое – то, что умирает? Умирает это тело». И сразу «сыграл» явление смерти. Дег, выпрямив конечности и застыв так, будто rgor morts (трупное окоченение) уже наступило, и имитировал труп, чтобы придать большую реальность своему вопросу. Я затаил дыхание и держал губы плотно сомкнутыми, чтобы ни один звук не мог с них слететь, чтобы ни слово «я», ни какое-либо иное слово не могло быть произнесено. «Итак, ладно, – сказал я себе, – это тело мертво. Его, оцепеневшее, отнесут в крематорий и сожгут дотла. Но умру ли я со смертью этого тела? Является ли это тело моим «я»? Оно безмолвно и инертно, но я ощущать всю силу своей личности и даже голос «я» внутри меня, отдельный от тела. Итак, я есмь дух, пре восходящий тело. Тело умирает, но дух, которые его превосходит, не может ощутить прикосновение смерти. Это означает, что я – бессмертный дух». Все эти мысли были отнюдь не тусклыми они полыхали, проносясь сквозь меня, как жива истина, которую я воспринимал напрямую, почти без мыслительного процесса. «Я» было чем-то очень реальным, единственной реальной вещью моем нынешнем состоянии, и вся сознательна деятельность, связанная с моим телом, была центрирована на этом «Я». С этого момента «Я» или «Самость», своей неодолимой притягательностью сосредоточила мое внимание на себе Страх смерти исчез раз и навсегда. Поглощении в «Я» продолжалось, ничем не нарушаемое с тог момента и впредь.

В приведенном выше отчете Махарши вроде бы рассказывает нам о духовном перерождении, котором имело место однажды днем и длилось всего нескольких мгновений. Однако следующая цитата предполагает, что события, которые он описывает, были в действительности кульминацией процесса пробуждено который начался несколькими месяцами ранее.

За несколько месяцев до описанных выше событий Махарши взял у кого-то взаймы экземпляр «Перия-пуранам» (биографии шестидесяти тамильских святых). Читая эту книгу, он был охвачен экстатическим удивлением от того, что такая вера, такая , такое божественно были возможны, что в человеческой жизни существовала такая красота. Легенды о самоотвержении, ведущем к Божественному Единению, вдохновили его на благоговение и подражание.

С того времени и далее в нем начал пробуждаться поток осознания. Не осознания чего угодно кем угодно, бытия за пределами дуализма субъекта и объекта, но состояния блаженного сознания, превосходящего и физический, и ментальный план и все же совместимого с полным использованием физических и ментальных способностей. Поначалу Махарши думал, что этот ток осознания был чем-то вроде лихорадки; но решил, что если и так, это была приятная лихорадка, поэтому он позволил ей остаться.

Эта цитата дает ясно понять, что духовное пробуждение Махарши происходило в течение нескольких месяцев, а не свершилось в один день. Во многих изречениях, приписываемых ему, Махарши упоминает о кундалинишакти (токе осознания) как важнейшем элементе пробуждения духа, и его собственный опыт отражает эту точку зрения.

Сонный переход в этом отчете не упоминается, но многочисленные высказывания Махарши, цитируемые во всей этой книге, демонстрируют, что он понимал и признавал важность роли, которую играет переход от сна к бодрствованию в пробуждении духа.