отношение к успешным евреям

Неоднозначное отношение к успешным евреям

Неоднозначное отношение нашего общества к деньгам и богатству ясно отражается в неоднозначном же отношении к успешным евреям. Многие неевреи умело изображают восхищение евреями, которые добились экономического успеха. Но часто совсем неглубоко под поверхностью скрыта зависть. Не кто иной, как сам величайший юморист Америки и ее культурная икона Марк Твен даже приписывал значительную часть европейского антисемитизма этой зависти.


отношение к успешным евреям

отношение к успешным евреям

«Я уверен, – писал он в своем очерке 1898 года "По поводу евреев", – что в России, Австрии и Германии девять десятых враждебности к евреям происходят от неспособности среднего христианина успешно конкурировать со средним евреем в бизнесе».

Как мы уже убедились, замечание Твена о том, что в XIX веке неизменно были успешнее неевреев в бизнесе, не совсем соответствует действительности. Как и сегодня. Однако в его словах есть безусловное зерно истины: если неевреи принимают формулу «успешный капиталист = еврей», то отношение этих неевреев к евреям отражает всю неоднозначность их отношения к богатым людям в целом. А образ еврея становится громоотводом, притягивающим все смешанные эмоции людей по поводу денег, богатства и связанного с ним могущества.

Однако немного дальше в том же очерке («По поводу евреев») Марк Твен и сам совершенно четко проявляет подобную неоднозначность, когда пишет о Теодоре Херцле, первом сионистском лидере.

Вы уже слышали о его плане? Он хочет собрать в Палестине евреев со всего мира и дать им собственное правительство – под сюзеренитетом султана, я полагаю. В прошлом году [1897] на конференции в Берне были делегаты отовсюду, и они поддержали это предложение. Я не султан, поэтому и не возражаю; но если в любом свободном государстве (за исключением Шотландии) вдруг возникнет опасность концентрации такого количества хитрейших мозгов в мире, то политикам необходимо этому помешать. Нехорошо, если эта раса поймет свою силу. Ведь если бы лошади узнали о своей силе, мы больше никогда не рискнули бы поднимать их на дыбы.

Видимо, эпитет «хитрейшие мозги в мире» применительно к евреям следует рассматривать как комплимент. Но сравнивать нас с лошадьми?

Уверен, что Твен говорил это с иронией. Однако стереотипы остаются стереотипами, и они причиняют нам боль.

В своей книге «В бережливость мы верим» журналистка Лорен Уэбер точно уловила смысл нашего неоднозначного отношения к деньгам.

Для многих иммигрантов крайняя бережливость (часто вкупе с крайней бедностью) была вовсе не путем к независимости, который избрали для себя мелкие фермеры революционной эры. Нет, таким способом они хотели подключиться к показному потребительству, с которым для них ассоциировались Соединенные Штаты. Иммигранты (евреи, китайцы и другие) обычно экономили каждый грош не для того, чтобы обрести наконец-то собственный домишко где-нибудь в глуши. Нет, они надеялись таким образом накопить на большой дом в престижном квартале (или послать своих детей в учебное заведение Лиги плюща, чтобы хотя бы они когда-нибудь пожили в большом доме в престижном квартале). Как и всех других иммигрантов, их тоже захватила американская «игра в йо-йо» – беспрестанное метание между бережливостью и расточительством. Тем не менее, находясь в плену массы порой противоречивых стереотипов, они не всегда могут влиться в общий поток американского общества.

Нет ничего необычного в том, что общество выражает свое неоднозначное отношение к культурным и моральным ценностям путем выделения какого-нибудь меньшинства, которое служит объектом агрессии и тревог. Нечто подобное мы наблюдаем в сфере сексуального поведения. Большинство американцев говорят о своей вере в семейные ценности, в том числе и в единобрачие между представителями разных полов, хотя это не мешает им предаваться (часто тайно) сладострастным утехам, щедро предлагаемым нашим обществом XXI века, в котором чрезвычайно важное место отводится сексу.

Чтобы справляться с возникающими при этом мощными внутренними конфликтами, некоторые люди и группы избирают такой путь: выделяют некое меньшинство – геев, например – и делают их символом тех опасностей и безнравственности, которых сами боятся. Если же речь идет о противоречивом отношении американцев к деньгам, то мальчиками для битья часто избирают евреев.