Премьера пьесы «Сирано де Бержерак»

В декабре 1897 года на сцене театра Порт-Сен-Мартен состоялась премьера новой пьесы «Сирано де Бержерак».

Роксана, которую оба они обожают, любит обоих, не зная, что Сирано – тайная половинка ее дорогого Кристиана.


Кристиан и Роксана полюбили друг друга исключительно за привлекательную внешность. Он не разговаривает с ней, так как в первой же беседе с Сирано признаётся, что не мастак говорить о любви.

Поскольку Роксана – известная жеманница, она привыкла к остроумным речам поклонников, и он уверен, что разочарует ее. Сирано предлагает быть «переводчиком»: он придумает для Кристиана язык, чтобы изъясняться с Роксаной. Сирано станет руководить героем романа, добавив свое красноречие к физической красоте Кристиана.

С помощью писем и речей, автором которых был Сирано, Кристиану удается завоевать сердце Роксаны, но как только ему надоедает повторять чужие слова, и он отвлекается от подготовленной речи, то сразу же впадает в немилость.

Роксана: …Я сяду вот сюда, а вы – у ног моих,

И буду с жадностью я слушать ваши речи О, говорите же скорей, я вас молю! Я жду поэзии, мой друг!

Кристиан: Я вас люблю.

Роксана: Да! Говорите мне о вашей нежной страсти.

Я отдаюсь душой признаний пылких власти.

Кристиан: Я вас люблю, люблю!

Роксана: О дивные слова!

Кристиан: Люблю тебя, люблю!

Роксана: Да, друг мой, вот канва!

По ней набросьте вы узоры прихотливо.

Кристиан: Люблю!

Роксана: Ну, а потом? Я жду нетерпеливо.

Кристиан: Потом… потом… потом-

Как был бы счастлив я, Когда у вас ответ Нашла моя! Ты любишь ли меня?

Роксана: Не выношу я прозы!

Даете вы бурьян Взамен душистой розы. Вы любите меня, но как?

Кристиан: Гм… Как? Ужасно!

Роксана: Развейте ж чувств своих таинственную нить.

Кристиан: Тебя поцеловать, обнять хочу я страстно!

Роксана: Вы лучше ничего не в силах сочинить?

Кристиан: Люблю тебя!

Роксана: Опять? Ну, вас я покидаю.

(Хочет встать).

Кристиан: Нет, я вас не люблю, Роксана!

Роксана: Наконец!

Кристиан: Да, я вас не люблю,

Я… я вас обожаю!

Роксана: О, мой творец!

Кристиан: Простите… Боже мой!

Невольно я глупею, Теряю разум я…

Роксана: Я это вижу, да.

Мне глупость не была по вкусу никогда, И красотой одной своею Вы не могли б меня пленить, сознаюсь в том, Как и без красоты – одним своим умом.

Кристиан: Но… но…

Роксана: Где весь ваш ум?

Где ваше все искусство?

Ступайте-ка собрать расстроенные чувства!

И красноречия ищите вновь!

Кристиан: Но… но…

Роксана: Меня вы любите, я знаю уж давно.

Прощайте.


После такого провала Кристиан умоляет Сирано о помощи, и в знаменитой сцене на балконе они участвуют вместе. Сирано стоит в тени и подсказывает Кристиану, который повторяет его слова Роксане, склонившейся с балкона. Когда Кристиан плохо разбирает слова Сирано, тот отстраняет его и продолжает говорить, а Роксана слышит голос, но не видит говорящего.

Роксана: … Скажите, отчего хромает ваш Пегас?

Сирано: Я буду продолжать. Иначе невозможно!

Роксана: Слова как будто бы идут у вас с трудом?

Сирано: До уха вашего добраться осторожно

Им трудно ощупью и в сумраке ночном.

И далее их общение продолжается рифмованными куплетами, оживляющими диалог. В конце Роксана признается: «Да, да, я вся дрожу, я плачу, сердце бьется. Ты опьянил меня, и я твоя, твоя!..» Кристиан, который все это время оставался в стороне, теперь выступает вперед: он хочет, чтобы Сирано выпросил у Роксаны поцелуй. «Она в таком волненье, в каком ее не видел никогда; нельзя же мне терять подобное мгновенье…». Потом Кристиан взбирается по стене, цепляясь за ветви, и целует Роксану, а Сирано утешает себя: «Ведь на его устах она теперь целует те слова, что я ей говорил!» Не всякий перевод способен передать легкий и живой язык пьесы, проза же, особенно английская, звучит как святотатство.


После такой кульминации действие развивается стремительно. Роксана и Кристиан в ту же ночь венчаются, но его отправляют на войну с полком гвардейцев, в числе которых и Сирано. Во время военных действий Сирано каждый день рискует жизнью, перебираясь через вражеские укрепления, чтобы отправить письма Роксане, которые пишет он сам от имени Кристиана. Эти письма оказываются такими захватывающими, что Роксана устремляется навстречу к их автору. Ей удается добраться до места, где разворачиваются военные действия, в удивительной, похожей на тыкву, как в сказке про Золушку, карете, нагруженной съестными припасами для солдат. Сирано вынужден признаться Кристиану, что посылал каждый день по два письма. Когда Роксана признаётся Кристиану, что теперь, из-за этих вдохновенных писем, любит его больше, чем прежде, ценит в нем не красоту, а его душу, он чувствует себя опустошенным. Глядя в лицо Сирано, он говорит: «Она меня не любит! Да! Лишь ты любим!»

Сирано: Я?

Кристиан: Конечно.

Я это знаю.

Сирано: Что ж! Не утаю,

Что я ее люблю.

Кристиан: Как жизнь свою!

Сирано: Нет, больше…

Кристиан призывает Сирано объясниться Роксане в любви, чтобы она могла выбрать одного из них, но, прежде чем Сирано успел разъяснить ей суть дела, Кристиан погиб. Сирано едва удается облегчить смерть друга, солгав ему: «Она тебя лишь любит!» И Сирано навсегда умолкает.

Ну, по правде сказать, не совсем навсегда. Пятнадцать лет спустя Сирано приходит, как обычно, раз в неделю навестить Роксану в монастыре, где она живет как вдова после смерти Кристиана. Перед смертью Сирано дает волю чувствам. Роксана наконец узнаёт правду о том, кто же был автором тех чудесных признаний, что так согревали ее сердце в разлуке с любимым.

Роксана: Всё это были вы…

Сирано: Нет, нет!

Роксана: И в эту ночь,

Там у окна тогда… Я говорила с вами… Вы увлекли меня Волшебными словами!..

Сирано: Нет! Эту мысль гоните прочь!

Нет! Я вас не любил!

Роксана: Нет, вы меня любили.

Сирано: Нет… Я вас не любил…

Роксана: Я знаю, что, любя,

Вы так великодушны были!

Сирано: Нет! Нет! Любовь моя,

Я не любил тебя!

Умирая, Сирано поверяет Роксане свою единственную любовную тайну: «Вот так – вся жизнь моя. В тени стоял смиренно, робко я». А она наконец осознаёт: «О, боже! Я всю жизнь любила одного, и дорогое это существо теперь я заново теряю!»