Проклятие старого Уэмбли

Непросто найти болельщика, что ни при каких обстоятельствах бы не слышал о центральной спортивную арену консервативной Англии.
Настоящая футбольная Мекка, стадион «Уэмбли», ни при каких обстоятельствах не принадлежал какому-то конкретному клубу — с самого момента создания на нем проводились только домашние Кубка и финалы страны матчи с участием сборная. Ступить на изумрудный газон в северной части Лондона было вершиной жажд многих известных исполнителей, но через строгие параметры отбора реализовать мечту детства смог далеко не все. И диво дивное — пару десятков счастливчиков, которым, наконец, повезло погонять мяч на «Уэмбли», сходу поменяли собственный мнение о стадионе на быстро отрицательное. Обратная сторона медали в целом успешной истории известной спортивного сооружения? Испытаем разобраться…
Неудачный реванш Уоткинс
Далекий 1889 ознаменовался завершением самый посещаемого архитектурного сооружения — парижской Эйфелевой башни. Для английского самолюбия это был незаурядный удар — отношения двух стран постоянно сопровождались твёрдой борьбой в разных сферах.


Тогда же Англия запланировала выстроить в одном из парков собственной столицы «ответ» французам. Что лишь не «стреляло» в голову местным архитекторам, но проекта создания футбольной арены точно не было. В итоге особая рабочая группа остановилась на сооружении в подзабытом парке с заглавием Уэмбли оздоровительно-рекреационного парка (с фонтанами, беговыми дорожками, озерами, полями для крикета и гольфа), а глава английской железной дороги, Эдуард Уоткинс, дал обещание возвести в центре комплекса огромную башню на четырех опорах. 350 метров высоты — французы со своим творением должны были «отдыхать». Парк сдали в эксплуатацию достаточно скоро, но план Уоткинса был «колоссом на глиняных ногах». Фундамент башни просел в английский глинозем, 60-метровый «долгострой» пугал туристов практически пятнадцать лет, пока в 1907-м не был сравнен с горизонтом зарядом динамита. Французы по ту сторону Ла-Манша заливисто смеялись, король Англии кусал локти — так начинался «Уэмбли»…
Использование огромным «залежам» цемента под землей изобретательные обитатели Туманного Альбиона нашли уже после завершения Первой мировой.


В первой половине 20-ых годов двадцатого века по проекту Максвелла Джона и архитекторов Симпсона Эйртона на месте уничтоженной башни в рекордно маленькие сроки был выстроен «Стадион Империи». К огромному котловану, действительно, добавили тысячи тысячь киллограм металлических балок и брусьев — полный цикл строительства 78-тысячной арены занял всего триста дней. Аналогичного архитектурного шедевра мир еще не видел. Чтобы как-то увековечить себя в творении, Максвелл и Симпсон возвели при входе две 37-метровые башни: знаки «пережили» собственных авторов на целых восемьдесят лет. А «Стадион Империи» просуществовал всего пару месяцев, потому, что английским болельщикам больше понравился вариант с заглавием парка, в котором он был. «Уэмбли» так «Уэмбли» — поразмыслил король Георг V и празднично открыл гордость всего королевства 28 апреля 1924.
Чего лишь не видел соперник Эйфелевой башни в первые годы собственного существования. Тут и дорожки для собачьих бегов были, и лошадиные бега — не хватало лишь парусных регат и лыжных баталий.


Первым же футбольным противостоянием стал финал Кубка Англии между «Болтоном» и «Вест Хэмом». Официальная статистика говорит, что в тот вечер на стадион влезло около 130 тысяч зрителей, но очевидцы тех событий были уверенны, что на «Уэмбли» собралось не меньше, чем четверть миллиона пылких поклонников «игры миллионов». Ажиотаж был такими высоким, что в критический момент массы не поместились на трибунах и дружно высыпали на поле — о своевременном начале самого матча не могло быть и речи. К делу взялась полиция: гарцуя на лошадях, стражи порядка чуть оттеснили народ за боковые линии поля, и футболисты вынуждены были демонстрировать мастерство владения мячом в шумном «живом» коридоре. Демонстрировать, это еще мягко сообщено — бессердечно стёртый с лица земли копытами животных, газон на «Уэмбли» больше напоминал вспаханный огород, а значит, стал изрядно травмоопасным. Через два часа Кубок над головой держали парни из «Болтона», но двум искалеченным триумфаторам было не до эйфории: в ближайший военного госпиталь их транспортировали на носилках.



Опасность … со средины
Состояние травяного покрытия на главном футбольном стадионе Англии стало для него настоящей «ахиллесовой пятой». агрономы и Лучшие техники годами трудились над составлением газона, а он скоро преобразовывался в один из нехороших на континенте. Болельщики со стажем все более деятельно вспоминали о «проклятии Уоткинса», того самого, над руинами башни которого и был «Уэмбли». Но тот злосчастный фундамент забрать уже было нереально…
Любой спортивный газон – это настоящее произведение искусства. Без шепетильно подобранных сортов травы нереально создать совершенные условия для зрелищного соревнования.
Выступать на прославленном стадионе со временем становилось даже страшно. Финалы Кубка Англии преобразовывались в ужасную лотерею: повезет доиграть до финального свистка всем либо хруст костей преждевременно завершит карьеру одного, двух, трех футболистов? Регламент ветшайшего турнира Европы не предусматривал замен полевых игроков, исходя из этого практически любой финал команды доигрывали в неполных составах.


Джимми Аллен (1934, «Портсмут», травма головы), Джо Картер (1936, «Вест Бромвич», ушиб коленного сустава), Рэй Дэниэл (1952, «Арсенал», перелом руки), Джимми Логи (1952, «Арсенал», внутреннее кровоизлияние), Дуг Лишмен (1952, «Арсенал», резаная рана от шипов бутсы), Уолли Барнс (1953, «Арсенал», завершение и перелом ноги карьеры), Эрик Белл (1953, «Болтон», разрыв сухожилия) , Джимми Мидоуз (1955, «Манчестер Сити»), Берт Траутманн (1954, «Манчестер Сити», перелом шеи), Рэй Вуд (1957, «Манчестер Юнайтед», перелом челюсти), Рой Дуайт (1959, «Ноттингем Форест», перелом ноги), Дэйв Уилан (1960, «Блэкберн», перелом ноги), Лен Чалмерс (1961, «Лестер», травма колена), Джерри Бьорн (1965, «Ливерпуль», перелом ключицы)… Страшная статистика, как для финальных матчей на одном стадионе.В начале 1967-го английские футбольные функционеры решили покончить с героизмом подобного рода — в финальном противостоянии «Челси» и «Тоттенхэма» в заявках команд показалось по одному запасному игроку. И, о горе — оба вынуждены были заменить искалеченных одноклубников.


«Проклятие« Уэмбли »год за годом писало ужасную футбольную историю — за семьдесят шесть сыгранных на стадионе матчей травмы разной степени тяжести взяли около сорока спортсменов!
В начале XXI века знак футбольной Англии был стёрт с лица земли армией экскаваторов — как и «башня Уоткинса» более века назад. Поговаривают, что историки советовали вывезти из-под уничтоженной арены целый «проклятый» фундамент… Начиная с 2007-го, в парке на севере Лондона высится ультрасовременный красавец-стадион на 90 тысяч мест. Сохраняем надежду, что «проклятие« Уэмбли» «новый дом»будет обходить стороной.