Рекламная улыбка Джулии Робертс

Джулия Робертс начинает интервью с извинений. “У меня простуда, я все время кашляю и чихаю, но не бойтесь, я не заразная. Хотя иногда мне хочется заразить кого-нибудь из репортеров, которые любят писать обо мне гадости!”

Нелюбовь Робертс к пишущей братии общеизвестна. За 15 лет кинокарьеры о ней написано столько измышлений, что хватило бы на десяток кинозвезд. Но сегодня она настроена благожелательно. Или, по крайней мере, делает вид, что настроена благожелательно.

Джулия Робертс рекламирует свой новый “Улыбка Моны Лизы”, а реклама – дело тонкое.

Действие фильма, снятого режиссером Майклом Ньюэллом, происходит в 50-е годы прошлого века. Робертс играет прогрессивную преподавательницу истории искусств, которая поступает работать в престижный, но чрезвычайно консервативный женский колледж, где учатся дочки богачей.

Робертс уверяет, что ей было легко понять свою героиню. “Думаю, актер способен отождествиться с любым персонажем – до определенной степени, конечно. Мне понравилось в ней то, что у нее есть свои убеждения, она не просто повторяет чужие слова, она действительно считает, что женщина может заниматься теми же исканиями, что и мужчина. В те годы не так уж много женщин смели сказать: “Исследуй разные возможности, смотри дальше, копай глубже”. Для женщин это было что-то новое. Мне также понравилось, что она заранее знала, что ей придется нести эти идеи людям, заранее предубежденным против этих идей. И все-таки она продолжала это делать”.


Одной из главных тем “Улыбки Моны Лизы” становится исследование проблемы: брак или карьера. Фильм не дает однозначного ответа на этот вопрос. Но сама Робертс, сделавшая блестящую карьеру и вышедшая недавно замуж за кинооператора Дэнни Моудера, уверяет, что сегодня, в отличие от 50-х годов, брак и карьера легко совместимы.

“Это не так уж трудно. Конечно, вы можете возразить, что это нетрудно, когда ты зарабатываешь много денег и можешь позволить себе пригласить помощников или купить дом, какой тебе нравится. Но я знаю много женщин, причисляющих себя к среднему классу, и они прекрасно совмещают работу и семейную жизнь”.

Раз уж разговор переходит на семейную жизнь, нельзя не спросить, много ли помощников по хозяйству у кинозвезды, зарабатывающей по 20 миллионов за роль.

Робертс не перестает улыбаться, но, похоже, углубляться в эту тему она не намерена. “У меня благословенная жизнь. Когда у меня возникает необходимость, я могу пригласить людей, и они мне помогут. Конечно, я стараюсь прибегать к чужой помощи как можно реже. Стараюсь ни на минуту не забывать, что я обычная женщина”.

Гм… ответ выглядит отрепетированным. Более того, похоже, что все ответы на вопросы о личной жизни Робертс пишет ее пресс-агент. После еще одного пробного вопроса – насчет отношения к славе – подозрение превращается в уверенность.

“Я надеюсь, что во мне живет врожденный инстинкт, помогающий мне индифферентно относиться к идее о том, что я знаменитость, – без запинки произносит Робертс. – Знаменитость – это не профессия, не работа. Это искусственный мыльный пузырь, а он создается стихийно. Я не имею с ним ничего общего”.

Итак, разговора по душам не получится. Робертс по-прежнему ослепительно улыбается, но выражение ее лица недвусмысленно: “Я пришла сюда, чтобы выдать нужную отделу маркетинга порцию рекламных фраз. Если хотите говорить о фильме, – вперед. Если нет – будем переливать из пустого в порожнее”.

И все-таки нужно отдать Робертс должное – она изо всех сил старается дружить с прессой. Времена, когда она отказывалась выходить к журналистам и показывала средний палец фоторепортерам, остались в прошлом, и она не любит вспоминать об этом прошлом. Перед премьерой “Улыбки Моны Лизы” один из кабельных каналов решил сделать передачу о Робертс, собрав все самые пикантные подробности ее биографии. Предупрежденная об этом заранее, Робертс выступила с контр-предложением : она даст большое эксклюзивное интервью телеканалу при условии, что его пустят вместо телепередачи. Телевизионщики согласились в надежде расколоть ее на неосторожные высказывания, но они недооценили Робертс. Полчаса она отражала их нападки с неизменно любезной улыбкой на лице, не сказав ничего, что могло бы ее скомпрометировать.

Хорошо, давайте поговорим об “Улыбке Моны Лизы”. В этом фильме ее партнершами стали молодые актрисы Керстен Данст, Джулия Стайлз и Мэгги Джилленхоол. Как она относится к необходимости делить с ними экранное время?

“О, фильмы-ансамбли – это гораздо забавнее, – отвечает Робертс. – Приятно, когда тебе не нужно тянуть весь фильм в одиночку. Когда на одном проекте собирается много талантливых людей, они подпитывают друг друга своим талантом и энергией”.

А трудно ли работать с актрисами, которые на 20 лет моложе тебя?

Робертс хмурится. “Мне не нравится постановка вопроса. Вчера меня спросили напрямую: “Каково работать с молодыми девушками, а потом смотреть на себя в зеркало? Не собираетесь ли вы делать пластическую операцию?” Мне было очень обидно. Меня по-прежнему удивляет, когда люди получают удовольствие от возможности кого-то оскорбить”.

О’кей, сменим тему. Во время съемок поговаривали, что фильм может принести Робертс еще одну номинацию на “Оскар”, поскольку Киноакадемия не может не прочитать “Улыбку Моны Лизы” как метафору процессов, происходящих в современном американском обществе, где преобладают консервативные настроения. Считает ли Робертс, что они сняли самый современный и злободневный фильм сезона?


Вопрос застает актрису врасплох. Подумав, она выдает ответ – явно из домашних заготовок, но не совсем впопад.

“Думаю, наш фильм будет иметь резонанс, поскольку тема продолжающейся борьбы всегда звучит современно. Я рада, что наш фильм может напомнить молодому поколению, которое знает только современную жизнь, что так было не всегда. Они должны знать, как им повезло родиться в обществе, где у женщин столько же путей и возможностей, как у мужчин. Надеюсь, эта позволит им лучше оценить жизнь, которой они живут”.

Поскольку Робертс рекламирует фильм, где играет учительницу, кажется уместным вопрос о том, кого из своих учителей она помнит лучше всего, и кто оказал на нее решающее влияние. Как ни странно, Робертс даже на этот вопрос отвечает уклончиво.

“У меня было много прекрасных учителей. Но я хочу подчеркнуть, что порой личность формируется не благодаря помощи учителей, а благодаря их отсутствию. Когда ты должен выпутываться из своих проблем самостоятельно, когда тебе никто не помогает, никто не направляет тебя, в тебе просыпается здоровая злость и желание чего-то добиться”.

Дочь двух преподавателей актерского мастерства из провинциальной Атланты, Робертс приехала в Нью-Йорк сразу же после окончания школы. Сначала она работала манекенщицей, потом начала получать роли в и на ТВ. Считается, что в первые годы актерской карьеры ей помог старший брат Эрик Робертс, но эта тема закрыта для обсуждения: Джулия уже много лет не разговаривает с братом.

За 15 лет кинокарьеры Робертс поднялась на самый верх. Хотя она долго носила титул королевы романтической комедии, сегодня практически оставила жанр, сделавший ее знаменитым. Тем не менее она не исключает возможности снова сняться в фильме наподобие “Красотки”. “Я люблю романтические комедии. Люблю в них сниматься, люблю их смотреть. К сожалению, сегодня все труднее найти искру оригинальности, нечто новое, не похожее на то, что было раньше”.

До сих пор героини ее романтических комедий были чаще всего незамужними девицами. Сейчас, когда она вышла замуж, не хочет ли поискать проект комедии, в котором исследовались бы проблемы брака и семьи? Что-нибудь вроде классических фарсов Эрнста Любича или Говарда Хоукса?

“О, не знаю. Я счастлива в браке. Мне трудно представить себе брак как материал для фарсовой комедии. А может быть, дело в том, что мне пока не попадалось хороших сценариев о браке и семье”.

Сегодня 36-летняя лауреатка премии “Оскар” признается, что не может придумать ни одного конкретного пожелания на будущее. “У меня нет конкретных целей. Я хочу расти и эволюционировать, играть разные роли. У меня нет желания шокировать зрителей – я даже не представляю, чем сегодня можно шокировать публику. Недавно меня спросили, согласилась бы я сниматься в фильме под названием “Пенис”. Я сказала: “Знаете, я, наверное, еще не настолько раскованный человек.” Не представляю себе плаката: “Продюсер такой-то с гордостью представляет Джулию Робертс в “Пенисе”!”

Актриса заразительно смеется, предлагая разделить с ней радость от того, что из нее удалось вытянуть хоть одну чуть-чуть скандальную фразу. Возможно, ее пресс-агент писал эти слова в расчете на хулиганский заголовок.