Самый благоприятный момент для пробуждения Кундалини

Прямо в момент пробуждения от сна и перед восприятием объективного мира возникает состояние осознания, которое есть чистое «Я». Его необходимо познать.

Рамана Махарши


В первой главе я вкратце описал обстоятельства, которые привели к моим первым двум духовным пробуждениям. Эти опыты происходили при различных обстоятельствах, однако у них были определенные общие черты. Каждое пробуждение было инициировано в момент непосредственного перехода между сном и бодрствованием, и ни в одном случае у меня не было ни малейшего представления о том, что вот-вот должно случиться. Мое духовное перерождение 1978 года случилось под конец первого или второго цикла сна; второе пробуждение, в 1993 году, произошло после искусственного прерывания сна, последовавшего почти сразу за погружением в сон.

Рамана Махарши говорит, что «состояние осознания, которое есть чистое «Я», может быть познано в момент пробуждения от сна и перед восприятием объективного мира». Доступ к этому блаженному состоянию открывается между сном и бодрствованием, а не между бодрствованием и сном. Опыты трансформации Толле, Кришны и мой собственный поддерживают этот вывод.

Возможно, вам не очень понятно, в чем заключается разница между пробуждением и засыпанием. Разве точки перехода между этими двумя состояниями не есть в сущности одно и то же? На самом деле – нет.

Когда речь идет о пробуждении духа, направление решает всё; и именно поэтому медитация в том виде, в каком ее практикуют сегодня, оказывается такой напрасной потерей времени – по крайней мере для тех, кто стремится к просветлению.

Такое понимание важнейшей роли, которую «сонный переход» играет в пробуждении духа, отнюдь не ново, но его значение было утрачено, забыто или проигнорировано теми, кто вознамерились руководить нами в наших поисках самопознания.

Толле «проснулся» в состоянии ужаса; эмоциональная травма, катализатор его духовного перерождения, возникла в момент непосредственного перехода между сном и бодрствованием и не произошла бы ни в какой иной момент, как бы сильно он ни страдал.

Каждый день перед рассветом Гопи Кришна проводил по нескольку часов в молчаливом созерцании воображаемого лотоса в собственном темени. За семнадцать лет медитация после пробуждения от сна стала для него привычным делом. Его способность заглушать свои мысли и тесное соседство духовной практики с переходом из сна к бодрствованию объединились, содействуя его пробуждению.

Духовное пробуждение Кришны заняло столько лет из-за его привычки просыпаться, затем вставать и переходить в отдельное помещение для медитации. Если бы он начинал медитацию сразу же по пробуждении, его духовное перерождение могло бы произойти намного раньше.

Традиционные духовные практики и их современные адаптации вроде Power of Now как средства достижения просветления – неэффективны, поскольку они стремятся подойти к этой точке перехода из бодрствующего состояния. Они пытаются создать брешь в потоке мыслей в тот момент, когда биохимический механизм ствола головного мозга – система контроля исполнения – активно сопротивляется любой перемене в состоянии осознания.

Толле чувствовал, что его втягивает в энергетическую воронку; Махарши чувствовал, как что-то поднимается изнутри и овладевает им; а Кришна и я чувствовали приятное ощущение в основании позвоночника, которое быстро поднималось к темени, сопровождаемое сильнейшим экстазом.

Опыты Толле и Махарши неповторяемы. Духовному пробуждению, основанному на спонтанном эмоциональном кризисе, научить невозможно. Сущность опытов Раманы и Экхарта будет ускользать от нас, поскольку мы не способны намеренно создать интенсивное эмоциональное возбуждение – как позитивное, так и негативное, – которое лежит в основе их опыта.