Страх и страсть

Если верить бессмертному Зигмунду Фрейду, страх и эротическое влечение проистекают от одного корня.

Святые затворники и простые аскеты неоднократно подтверждали этот факт. Было не мало случаев, когда затворники, подолгу воздерживаясь от интимной близости, начинали «видеть» в женщине признаки дьявола. Также знает не мало случаев, когда глубоко верующие отшельники видели сны наяву с присутствием демонов.


На сегодняшний день все, более-менее посвященные в психоанализ, делятся на два лагеря: одни почитают Зигмунда Фрейда и считают его учение всем учениям учением, другие смеются над «отцом психоанализа» и считают его великим лохотронщиком своего времени.

То, что Зигмунд Фрейд вовсе не был великим в лечении нервных болезней, довольно ярко доказывают известные философы Феликс Гваттари и Жиль Делез в своем общем труде «Капитализм и шизофрения». Кроме того, об односторонность фрейдизма и о психологической несостоятельности самого дядюшки Фрейда безо всякого стыда и предрассудков рассуждают в своих трудах его последователи. Например, Эрих Фромм в одном из своих трудов расписывает пикантные подробности из жизни своего учителя – например, как Зигмунд Фрейд запрещал своей супруге кататься на катке – чтобы мужчины не пытались с ней флиртовать, помогая осваивать езду на коньках.

Первый лагерь психологов-фрейдистов сильно заблуждается, считая, что их кумир сделал великое открытие. Видимо, в этом заблуждении повинно не столько нежелание изучать биографию Фрейда, сколько мания величия и недостаточный интеллект. Ведь то, что в психологии любого человека присутствуют страх и эротическое влечение – это вполне очевидный факт, понятный любому здравомыслящему человеку.

Страх и – это своеобразные аффекты, компоненты психологии каждого здорового человека. Страх, также как и , зарождается в детстве и играет большую роль в жизни человека. Страх и помогают человеку испытывать удовольствия – от удовлетворения страсти и просмотра триллеров, ужастиков и криминальных новостей. И эти же факторы заставляют человека ненавидеть себя – за то, что в самый ответственный момент он боится, что у него что-то не получится, или за то, что он страстно хочет того, чего он, казалось бы, никак не должен хотеть. Бывает еще хуже – когда боишься чего-то (или кого-то) без видимой на то причины и в тоже время испытываешь к этому объекту (или субъекту) какое-то непонятное и неодолимое влечение.

Страх и страсть, как уже было сказано, – здоровые человеческие факторы. Только больной или психически ненормальный индивид не имеет влечения к противоположному полу и не боится того, чего следует бояться в целях безопасности. Но невротические страхи и мании – признаки психосоматических расстройств.

Существует множество фобий и маний. Например, нозофобия – страх заболевания; социофобия – боязнь толпы, общества; клаустрофобия – боязнь закрытых помещений. Эти фобии на сегодняшний день на столько распространены, что их даже не считают психическими нарушениями.

Примерно также обстоит дело с маниями. Нимфомания, легкая наркомания и игромания в наше время вовсе не считаются асоциальными качествами. Кроме того, индивиды с консервативными взглядами на и посещение злачных мест вызывают легкое удивление, а молодые нимфоманки и завсегдатаи ночных клубов считаются вполне нормальными молодыми людьми.

Но, тем не менее, мужья жен, узнав о неверности последних, рвут-мечут, а родители парней, которые устраивают драки в злачных заведениях, будучи в состоянии сильного алкогольного опьянения, принимают серьезные меры к своим социально нездоровым чадам. Мужья грозятся женам-нимфоманкам разводом, а родители юных дебоширов рвут голосовые связки, доказывая своим социально нездоровым чадам их социальную несостоятельность.

И те, и те терпят моральный крах, когда их подопечные повторяют свои асоциальные подвиги.

Такой же крах терпят коллеги начальников, боящихся выступать публично на собраниях, и родители детей, которые боятся отвечать, стоя у доски перед своими коллегами и учителем. Все они принимают меры – вроде назиданий, нравоучений и серьезных угроз (особенно к этим мерам прибегают мужья-рогоносцы и родители юных социопатов).

И такие меры не дают никаких хороших результатов. Вроде бы на какое-то время юноша, сын порядочных родителей, перестает слоняться по ночным клубам и пить пиво в подъезде – чтобы не портить репутацию порядочного сына порядочных родителей. Вроде бы на какое-то время неверная жена перестает встречаться с «одноразовыми» любовниками – чтобы быть такой, какая она на самом деле, – порядочной и преданной женой. Но все это лишь на время. Потом, когда мозг устает от бунта бессознательного плана, который и является настоящей причиной всех маний и фобий, сознание дает слабину и, вопреки здравому смыслу и зарокам, начинает хотеть то, чего нельзя.

Так получается потому, что настоящая – коренная – причина внутрипсихического конфликта не устранена. Эту причина невозможно устранить ни воспитанием, ни запугиванием, ни даже гипнозом. Гипнозом, конечно, можно сделать многое, но бессознательный план, как уже было сказано выше, не зависит от сознания. Он либо проявляет себя в негативном воздействии на соматическую систему, либо по прошествии определенного времени (бывает, что и несколько лет) внесет неблагоприятные изменения в сознание «закодированного» индивида.

Психоанализ – лучшее лечение от фобий и маний. Но психоанализ – это не успокоительный разговор психотерапевта с назначением фарм-препаратов и антидепрессантов. Настоящий психоанализ – это изучение психологии индивида. Страхи, страсти – это поверхностные факторы. Факторы-лейтмотивы – это то, что скрыто в подсознании. Не разобравшись с материалом этих лейтмотивов можно и не мечтать о ликвидации своих пагубных качеств.

В истории психологии есть немало случаев, когда пациенты при правильном лечение за считанные месяцы (бывало, что и за несколько сеансов, но это единичные случаи) избавлялись от своих маний и фобий. Также бывали случаи, когда люди сами, задавшись целью искоренить нежеланные факторы своей психологии, достигали этой цели без вмешательства специалистов. Эти (к сожалению, их совсем не много) случаи доказывают, что нездоровые наклонности и некорректное поведение – не приговор, с которым нужно смириться и жить всю жизнь, а дефекты, которые можно и нужно устранять.