Возникновение ЭГО

Рамана Махарши говорит, что «самореализация – это возвращение к своему естественному состоянию». Экхарт Толле говорит, что «истинная природа человека – это вечносущее «Я есмь» сознание в своем чистом состоянии до отождествления с формой». Значение каждого из этих утверждений прозрачно: в какой-то момент нашей коллективной или индивидуальной истории каждый из нас обитал в состоянии сознания, ныне именуемом просветлением.

Просветление – наше естественное состояние, но это чистое состояние осознания было утрачено в результате неких изменений в нашей среде или обстоятельствах. Эта утрата совпала с подъемом самосознания, «я»мышления, или эго.


Такое понимание просветления, как у Толле и Махарши, было обычно для людей, которые жили до наступления «осевой эпохи» – центрального периода человеческой истории с 800 до 200 гг. до н. э., когда возникли так называемые великие духовные традиции: буддизм, индуизм и джайнизм в Индии, конфуцианство и даосизм в Китае, монотеизм в Израиле и греческий рационализм в Европе – все они появились в это время.

К сожалению, «осевая эпоха» стала центральным моментом отнюдь не духовного развития, а нашего духовного заката. Расцвет формализованных систем верований отметил ту точку в человеческой истории, где было твердо установлено противопоставление между светским и духовным и эго укоренилось окончательно. Люди, жившие до «осевой эпохи», полагали – и имели на то полное право, – что просветление есть «возвращение к своему естественному состоянию»; но те, кто рождались в «осевую эпоху» и позднее, восприняли ошибочное представление о том, что просветление – это нечто такое, чего можно достичь в будущем благодаря стремлению к совершенству и добродетельному поведению.

Если самореализация – это возвращение к естественному состоянию, как утверждают Толле и Ма харши, если просветление действительно является нашим естественным состоянием, тогда наверняка можно определить ту эпоху человеческой истории, когда наши предки наслаждались этим ликующим со стоянием осознания, и обнаружить, что именно привело к зарождению многократно проклинаемого человеческого эго. К счастью, оказывается, существует масса свидетельств – как мифических, так и фактических, – на которые мы можем опереться.