Курс «ответственного прагматизма и неавтоматических союзов» внес большие перемены в отношения Бразилии с развивающимися государствами. Сохранив наступательный характер своей дипломатии, Бразилия в то же время отошла от-прежней безоговорочной поддержки диктаторских и явно прозападных режимов (особенно в Азии и Африке).

Ее представители в ООН выступили с решительным осуждением всех форм расизма, включая сионизм, разоблачали протекционистскую экономическую политику Запада, солидаризировались по многим вопросам с освободившимися странами.

Все эти сдвиги отражали не только общую заинтересованность в сближении с азиатскими и африканскими странами, но и прежде всего чисто прагматическое стремление получить надежный доступ на льготных условиях к ближневосточной и африканской нефти.

Показательно, что именно в годы пребывания у власти правительства Гайзела Бразилии удалось успешно решить проблему устойчивых поставок ближневосточной нефти, за которую она расплачивалась главным образом оружием, другой промышленной продукцией и техническим содействием в сооружении экономических объектов (Ирак, Ливия и другие страны).

Одновременно окрепли позиции Бразилии и в Латинской Америке. За счет декларированного отказа от гегемонизма в этом регионе, расширения экономических связей и гибкого подхода к различным политическим режимам Бразилии удалось обеспечить себе более свободный доступ к природным богатствам и рынкам латиноамериканских государств. Были подписаны торговые соглашения и договоры об экономическом сотрудничестве с сопредельными странами. Хороший иллюстрацией к латиноамериканскому курсу Бразилии в этот период служит такой факт: продолжая связи с режимами Пиночета в Чили, Стресснера в Парагвае и др., Бразилия сразу же прекратила поддержку диктатуры Сомосы в Никарагуа, как только убедилась в ее политической бесперспективности и обреченности. Правительства Гайзела, а позднее — Фигейреду отказались присоединиться к просомосовскому курсу США в ООН и ОАГ. Забегая вперед, скажем, что после победы Сандипистской революции в Никарагуа Бразилия оказала этой стране безвозмездную материальную помощь, выступила против всех форм иностранного военного вмешательства в Центральной Америке, что вызвало серьезное раздражение рейгановской администрации США. Впоследствии же (декабрь 1984 г.) она присоединилась к латиноамериканской Группе поддержки Контадоры, активно участвующей в усилиях по достижению мирного урегулирования в Центральной Америке.

Наряду с Ближним Востоком и Латинской Америкой, первоочередное внимание в 70-е годы бразильская внешняя политика уделяла Африке. Умело используя пропагандистскую формулу «бразильской модели расовой гармонии», рассуждая о культурной и этнической близости к африканским странам, в особенности бывшим португальским колониям, Бразилия сумела добиться существенного укрепления своих торговых и политических позиций в этом регионе. Достаточно сказать, что в 70-е годы в Африке появилось 35 новых бразильских посольств. Показательно и то, что Бразилия в числе первых признала независимость Анголы, Гвинеи-Бисау, Мозамбика, несмотря на избранный народами этих бывших португальских колоний курс социалистической ориентации.

В 70-е годы начался рост экономических связей Бразилии с СССР и другими социалистическими странами, постепенно восстанавливались практически прерванные переворотом 1964 года культурный обмен и научное сотрудничество.

«Прагматизм, плюрализм, универсализм» оставались принципами бразильской внешней политики и при правительстве Фигейреду (1979—1984). Одобрение в Латинской Америке получила сдержанная, но последовательная поддержка Бразилией Аргентины в вопросе о суверенитете над Мальвинскими (Фолклендскими) островами во время англо-аргентинского конфликта 1982 г. О растущем влиянии Бразилии в международных делах свидетельствуют и настойчивые попытки США улучшить отношения с крупнейшей латиноамериканской страной, предпринятые в начале 80-х годов. За первые полтора года пребывания у власти правительства Фигейреду Бразилию посетило более десятка американских официальных делегаций. Визиты в Бразилию президента Рейгана в 1982 г., вице-президента Буша в 1983 г. и ответный визит Фигейреду в США в 1982 г. несколько смягчили напряженность в бразильско-американских отношениях. При поддержке влиятельных военных кругов страны США удалось к 1984 г. частично восстановить утраченные в 70-е годы позиции в области военного сотрудничества с Бразилией. Были подписаны соглашения об обмене военной технологией. Основой этого’ сближения является страх правящих кругов как США, так и Бразилии перед нарастающим освободительным и революционным движением латиноамериканских народов.

Эволюция бразильской внешней политики за 20 лет военного правления — от жестких и догматических концепций «идеологических границ» до более широкого и реалистического подхода последних лет — дает богатый материал для анализа и размышлений. Весьма показательно, что страна, все правительства которой на протяжении двух десятилетий неукоснительно следовали проимпериалистическим «моделям» и «рецептам» ускоренного капиталистического развития, достаточно быстро пришла к отрицанию протекционистской и неоколониалистской по сути экономической политики Запада, к автономному внешнеполитическому курсу. Такова объективная логика современного этапа общественного развития даже таких крупных и развитых, как Бразилия, развивающихся стран. В то же время неоднозначность внешней политики Бразилии в последнее 20-летие — это еще одна сторона сложных социально- экономических и политических сдвигов, происшедших в крупнейшей латиноамериканской стране.

Россия установила связи с Бразилией раньше, чем со многими другими странами Западного полушария. Русские и бразильцы издавна испытывали интерес друг к другу: в XIX в. корабли российского флота регулярно посещали порты Бразилии, русские путешественники и ученые принимали участие в научных экспедициях по территории далекой экзотической страны.

Наибольший вклад в изучение Бразилии, ее природы и населения, внес российский академик, натуралист и этнограф Г. И. Лансдорф. Привезенная им коллекция фауны и флоры Бразилии, которая хранится в Ленинграде, одна из лучших в мире. Собранные экспедицией Лансдорфа в 1822—1829 гг. материалы сохранили значение и поныне, о нем свидетельствует, в частности, подготовка издания трудов русской экспедиции в самой Бразилии.

Официальной датой установления русско-бразильских межгосударственных отношений считается 3 октября 1828 г., когда был подписан указ о назначении русского посланника в Рио-де-Жанейро. Основным направлением контактов между двумя странами в дореволюционный период было развитие взаимовыгодной торговли. В 90-х годах XIX в. Бразилия являлась единственной латиноамериканской страной, с которой Россия поддерживала регулярные коммерческие связи: общая стоимость ввозимых оттуда товаров составляла 3—4 млн руб. в год \

Россия закупала в Бразилии хлопок, кофе, каучук, какао, ваниль. Вывоз из России в Бразилию был по объему примерно в 5 раз меньше и включал в основном традиционные русские товары того времени (лес, парусина, полотно, пшеница, кустарные и ювелирные изделия, некоторые пищевые продукты).