С чего началось ваше увлечение экзотическими материалами и восточным дизайном?

 Попадая на Бали, сложно не оценить красоту природы острова, уникальность культурного наследия и мастерство его ремесленников, которые неизменно вдохновляют художников, дизайнеров и просто творческих людей.

Можно ли назвать продукцию вашей марки образом национальной балийской и индонезийской мебели?

ІДа, я живу на Бали, здесь моя фабрика. И большинство из моих сотрудников родом из Бали, Отсюда же все используемые материалы, хотя что-то приходится закупать в других регионах Индонезии. При этом стилистически моя мебель существенно отличается от того, что мы привыкли понимать под национальной балийской мебелью. Главное в моих изделиях — лаконичный дизайн и богатство материалов и текстур. У меня есть свой собственный стиль.

Ваша компания известна, прежде всего, как производитель мебели из необычных экзотических материалов. Расскажите подробнее о фактурной палитре вашего бренда.

 Да, действительно, мы используем эксклюзивные ма- І териалы, которые невозможно найти у других производителей мебели. Наша излюбленная порода дерева — тик. Кроме того, мы применяем морскую ракушку, перламутр, кокосовую скорлупу, древесную кору камень терраццо, металлическую стружку, пальмовое волокно, гальку, песчаник… Например, скорлупа кокоса — удивительный экологичный природный материал. Работа с ним — это своеобразный вызов, который я принял 25 лег назад. Из неё рождаются уникальные предметы интерьера, задающие новые тенденции. Стоит обратить внимание и на терраццо. который да

рит мебели новые цвета, формы и текстуры. Я увлечён изучением новых возможностей и открываю всё новые и новые материалы, которые я использую доя создания своей мебели.

Где находится производство мебели? Насколько широко вы используете ручной труд? Имеют ли место новые промышленные технологии?

 Фабрика находится на Бали в местечке Табанан. Часть процессов на фабрике автоматизирована, і Например, нарезка деталей, шлифовка. Но основная часть работы (около 75%) делается вручную моими высококвалифицированными рабочими. Я уверен в их опыте, ведь многие из них работают со мной с самого начала.

Возможно ли наладить в Азии производство такого уровня, как в Европе, отвечающее самым высоким критериям качества?

Здесь сложно обобщать. Я не могу отвечать за других. Лично я создаю мебель для престижных отелей, дворцов, роскошных яхт, и, естественно, качество для меня всегда на первом месте. У меня нет «текучки» кадров, условия труда таковы, что люди держатся за свои места. Кроме того, мой контроль качества практически на 100% исключает брак. Естественно, этим обусловлена и довольно высокая цена на мои изделия.

Как вы считаете, появление таких фабрик, как ваша, идёт на пользу экономике региона?

Экономика Индонезии обширна, но, конечно, и я со  своими четырьмястами сотрудниками участвую в её развитии. Я стремлюсь к тому, чтобы мои работники чувствовали достаточную социальную защищённость, чтобы делать свою работу на «отлично».

С какими трудностями вы столкнулись при основании вашего бренда? Рынок роскоши достаточно консервативен, как вам удалось про

двинуть такую необычную и оригинальную продукцию?

Любой рынок всегда бросает вызовы. А требова-  ния премиум-сегмента стоят на качественно ином уровне. Я принимал эти вызовы, старался мыслить новаторски, обеспечивать безупречное качество и постоянно двигался вперед.

Как вы оцениваете перспективы рынка роскоши в условиях глобального кризиса?

(Кризисы приходят и уходят. Это всегда было так. Уже сейчас есть признаки оживления мировой экономики и её движения вперед. Да и, честно говоря, нас кризис особо не затронул.

Что вы считаете основными «вехами » вашей карьеры? Какие события вы считаете наиболее значимыми, определившими ваш творческий путь?

Конечно же, одним из самых важных моментов для  меня стал 1979 год. когда я попал на Бали. По сравнению с Италией всё было по-другому. Я был настолько поражён островом и его народом, что немедленно приступил к воплощению всего того, о чём я мечтал. Расскажите о самых грандиозных и впечатляющих проектах, в которых участвовала ваша компания.

В настоящий момент я увлечён созданием инте-  рьеров для нескольких супер-яхт. Например, одна из них, длиной 120 м, сейчас сходит с верфи в Германии. Для неё мы сделали очень необычную, уникальную мебель. Завершаем также обстановку’ президентского дворца в Конго. Я счастлив, что мне довелось работать с несколькими отелями сети Атап. И конечно, настоящей честью стало для меня участие в создании интерьеров королевского дворца Ань Рауда в Бахрейне.

Вы производите мебель по эскизам, представленными заказчиками?

Да, и нередко. С самого начала я предлагал свои изделия гостиничному’ бизнесу’. Я разрабатывал различные виды отделки и предметов мебели, которые были новыми дія рынка. Поэтому многие архитекторы и дизайнеры с радостью использовали возможность что-то менять в изделиях, для того чтобы они лучше вписывались в их проекты, Я всегда был открыт к сотрудничеству с архитекторами и дизайнерами, и этот двусторонний процесс позволял что- то почерпнуть друг у друта. Я же продаю мебель по всему миру, поэтому приходится подстраиваться под большое разнообразие вкусов.

Как вы оцениваете российского потребителя?

Россия для нас — очень перспективный рынок. Всё больше клиентов из столицы и регионов интересуются нашей продукцией.

В какие страны фабрика экспортирует мебель? Где лучшие продажи?

У нас есть официальные представители в США,  Италии, Франции и России, хотя мы поставляем мебель во многие утолки света. Так как в США мы представлены уже более 10 лет, наибольшие продажи, конечно же, там

Насколько популярна ваша мебель в Италии?

Раньше мы в основном обставляли отели и частные дома, и только недавно у нас появился официальный дистрибьютор в Италии. Мы очень рады такому развитию событий и собираемся активно участвовать в выставках.