Новый проект Натальи Дышловой можно было бы использовать как удивительную иллюстрацию к сказке о прекрасном городе из металла. Каждый предмет в нём настолько живой и трогательный, что невольно меняется отношение к серому цвету, как к чему-то холодному и невзрачному. Сочетая между собой различные оттенки серебра, дизайнер продемонстрировала всю многогранность и глубину этого цвета. Например, прихожая в зависимости от освещения может быть как тёплой, так и холодной. Всё дело в том, что необычные обои со стальным волокном преломляют свет. В зависимости от степени освещения в них превалирует то металлический, то желтоватый отблеск. Обои из этой же серии использованы и в комнатах, но там они более тёплого оттенка.

Основной идеей этого фантастического проекта стало воплощение темы природы (дождь, облака, водопад, жуки, стрекозы и т.д.), которая, в свою очередь, обыграна в современных формах и материалах. Например, мягкие волны металлической двери, мастерски выполненные по эскизам автора в студии Андрея Самодурова, — это аллегория на тему водопада. Как и в природе, потоки воды, разбиваясь о скалы, разлетаются вокруг сверкающими каплями. Такими вот закристаллизовавшимися капельками в проекте Натальи Дышловой стали кусочки разноцветного стекла, собранные в мозаику.

Стараясь учесть пожелания заказчицы, в холле появилась символическая лестница — это полки, на которые она могла бы поставить любимые вазы, сувениры и безделушки, привезённые из многочисленных турне и путешествий. Витающее под потолком футуристическое облако представляет собой не просто хитросплетение железных прутьев, в нём одновременно уживаются и капельки стеклянного дождя, и кусочки солнца в виде разноцветных стеклянных оскол-

ков. Рядом, видимо, прогретый их лучами, вырос необычный «цветок» — часы. Вместо обыкновенного дверного проёма вход в гостиную обозначен специфичным оформлением стены, угловая часть которой стилизована под ствол редкого дерева — с металлической корой и расходящимися веером чёрными светящимися полками-ступенями.

«Проём в гостиную словно завернулся хромированной улиткой, в раковине которой спрятался светящийся столб, набранный из хрустальных бус», — рассказывает дизайнер. Интерьер гостиной напоминает диковинную лужайку, где вокруг цветка кружат хрустальные стрекозы. Некоторые из них расположились на потолке, любуясь своим отражением в его глянцевой поверхности, другие, из бисера, — на шторах (ручная работа автора). Необычные светильники в виде насекомых выполнены французской компанией Matheu Lustrere.

В комплект к диванной группе автором был придуман и разработан оригинальный журнальный столик. «Его ножка представляет собой корневой срез, — говорит Наталья Дышлова, — каждый слой которого спирально закручен относительно оси — «дупла», в который заползли серебряные жуки и улитки».

Столовая и кухня объединены с гостиной. Интересен переход рабочей поверхности кухни мягкого серебряного цвета в стенку из тёмного дерева, являющейся уже частью интерьера столовой. Коллаж этих двух материалов поддержан и сочетанием паркета с покрытой амальгамой керамической плиткой. Элемент волшебства присутствует и в этой зоне квартиры. Прозрачные «мыльные пузырьки» люстры итальянской компании Reflex парят над обеденным столом. Особенно восхитительно они смотрятся при вечернем освещении, когда поддерживающие их элементы «таят» в темноте.

Приватные помещения получились уютными, несмотря на то, что решены в серой гамме. Спальня оформлена строго и гламурно: стильная мебель с глянцевыми фасадами, фотографии ирисов, витиеватые орнаменты и лёгкий текстиль на окнах. Детская же, как продолжение экспериментов с серым цветом, решена в более светлых тонах.

Стены ванной комнаты облицованы мозаикой из толстого стекла компании Scs. Зона около ванной украшена прозрачными камнями, из-под которых пробивается мерцающий свет наподобие звёздного сияния, так что кажется, будто небо поменялось местом с землёй. Более того, всё это оформлено в смелом, насыщенном красном цвете — причиной выбору тому стала раковина компании Redja. Весь этот причудливый город, возможно, так и остался бы на бумаге, если бы не мастера студии Андрея Самодурова и Юрия Мерперта, силами которых выдумка стала явью.