По мере того как города становятся все более важными в глобальной системе, меняется и роль их мэров. Мэры больших городов могут обеспечить тип персонализированного лидерства, который может быть чрезвычайно важным для продвижения городской политики и для поднятия международного авторитета того или иного города. В нескольких знаменитых случаях успешного преобразования облика города роль мэра была решающей. Мэры Лиссабона и Барселоны, к примеру, были движущими силами энергии, стоящей за усилиями поднять их города до уровня главных мировых центров. Аналогично этому мэры более мелких городов могут играть важнейшую роль в том, чтобы их город получил международное значение и в привлечении новых экономических инвестиций.

В Великобритании растущая роль городских мэров не осталась незамеченной. После прихода к власти в 1997 г. правительство новых лейбористов объявило о своем решении передать власть над делами, касающимися Лондона, официально выбранному мэру. После отмены г-жой Тэтчер Высшего лондонского совета город не имел местной администрации. В рамках передачи власти региональным органам Соединенного Королевства правительство признало, что с нуждами английской столицы успешнее справится система, возглавляемая мэром.

В США городские мэры стали в последние несколько десятилетий влиятельной экономической и политической силой. Мэры американских городов традиционно были вьшувдены работать в рамках финансовых и политических параметров, установленных федеральным правительством в Вашингтоне. Не предлагая новых форм политики в своих городах, мэры обычно отстаивали федеральные программы и лоббировали группы, обеспокоенные городскими проблемами. Однако по мере того как городские проблемы обострились при консервативном правлении таких президентов, как Рейган и Буш, городские мэры начали объединяться для привлечения внимания к специфическим нуждам больших городов. Конференция мэров объединяет глав советов крупнейших городов страны для привлечения внимания к таким проблемам, как обеспечение правопорядка и потребность в партнерстве между бизнесом и местным правительством.

Некоторые мэры городов, например Ричард Дэйли (Чикаго) или Дэннис Арчер (Детройт), начали амбициозные образовательные реформы по улучшению качества школ и предотвращению дальнейшего «бегства в пригороды». Мэр (бывший. — Прим. перев.) Нью — Йорка Рудольф Джулиани вызвал бурю конфликтов, одновременно завоевав уважение многих за введение строгой политики «правопорядка», нацеленной на снижение уровня преступности. Уровень преступности, связанной с насилием над личностью, в течение 1990-х гг. значительно снизился; последовательная политика «качества жизни», направленная на улучшение жизни бездомного населения, преобразовала лицо оживленных нью — йоркских улиц. По мере того как насилие с применением оружия в США стремительно росло, больше двадцати мэров перестали полагаться на попытки федеральных властей провести законы, ограничивающие продажу и покупку оружия, и от имени своего города подали в суд на ряд производителей оружия.

В США и других странах мэры начинают пользоваться большим влиянием в качестве представителей своих городов и регионов. Мэры больших городов зачастую могут формировать политический курс для территорий, находящихся за пределами этого города, вступая в соглашения с общинами из непосредственно прилегающих к городу районов. На подобные типы партнерств можно полагаться, например, при привлечении иностранных инвестиций или в случае борьбы за возможность проведения того или иного мероприятия мирового уровня.