Самостоятельная поездка по Франции подразумевает, что все возникающие проблемы вы будете решать тоже самостоятельно. Произошла ли поломка машины, сбились ли вы с дороги, не можете найти отель или музей — в ходе путешествия возникает множество вопросов. Да и когда никаких проблем нет, общаться все равно приходится: селиться в гостиницу, выбирать покупки, заказывать ужин в ресторане. Было бы наивно думать, что на протяжении всей поездки (неважно, сколько она длится — неделю или месяц) вы будете разговаривать только между собой на родном языке. Так или иначе, а воспринимать информацию на французском и общаться с местными придется.

Для тех, кто знает язык, это, разумеется, не составит никакого труда, а как быть остальным, владеющим только русским и английским, да и то порой на уровне нашей очень средней школы?

Прежде всего, относиться к этому спокойно и для начала порадоваться простой мысли, что легче всего обстоят дела с письменной информацией. Указатели на дорогах, объявления на парковках, надписи и буклеты в музеях, меню в кафе и ресторанах — вокруг окажется множество слов и простых текстов, которые вы быстро научитесь понимать. Ouvert — открыто, ferme — закрыто, libre — свободно, а gauche — налево, a droite — направо.

В качестве серьезного помощника рекомендуем словарь на карманном компьютере. Он облегчит визит в супермаркеты и другие ш- газины, поможет понять ресторанное меню — как на английском, который, впрочем, встречается нечасто, так и на французском.

С текстами музейных буклетов также можно справиться: они есть на английском почти везде и, естественно, бесплатны. Только в редких замках и аббатствах иногда берут «копеечку» за листочек бумаги с описанием на английском. Ну а замки Луары и вовсе предлагают для русских туристов полный сервис, предоставляя бесплатные буклеты на русском языке. Мы пользовались ими много раз и п> чти всегда это были добротные, ин- формативные и полезные тексты, перевод хромал лишь в редких случаях.

С популярными нынче аудиогидами ситуация похожая: во многих музеях есть англоязычные. А вот на русском язьже попались нам только дважды: в знаменитом Дворце княжества Монако и в Музее Байесского ковра. И там, и там это были интереснейшие рассказы, без которых впечатления от достопримечательностей остались бы неполными.

Больше опасений вызывают ситуации, когда надо будет общаться устно. Что делать? Да просто говорить. Не знаете французского — спокойно говорите по-английски.

Да-да-да, знаем. Мнение о том, что французы — снобы, пижоны, заносчивы и ни за что не будут разговаривать с туристами на каком-либо еще язьже, кроме родного, широко распространено.

Стоит только начать изучать отчеты о путешествиях по Франции, как тут же натыкаешься на гнев авторов по поводу того, что их не поняли во французском кафе, не стали слушать в музее, обидели в отеле. Не отстает и пресса. Не далее как год назад (как раз на пути в Париж) мы прочли в самолете журнал, где помимо прочих статей было напечатано интервью с молодым российским, вполне уважаемым, умным политиком, владеющим английским языком. Он вполне искренне считает, что, услышав английскую речь, французы демонстративно отворачиваются и не желают разговаривать.

Общественное мнение сформировалось: французы не знают английского, а даже если знают, то по причине демонстративного патриотизма разговаривать на нем не хотят, считая, что раз люди приехали к ним во Францию, то пусть изволят говорить по-французски. Таков устойчивый миф.

Наш опыт поездок по Франции его вовсе не подтверждает. Мы провели в этой стране достаточно много времени, без каких-либо гидов и помощников, и общались преимущественно по-английски. Проще всего дела обстояли в Париже и других крупных городах. Тут практически не было случая, чтобы английского нам не хватило. Если официант (продавец, смотритель в музее, продавец билетов, дежурный администратор в отеле) не знает английского, то он зовет коллегу, и все решается. Во всяком случае, везде, где так или иначе ориентированы на обслуживание туристов, по-английски говорят.

В провинции же ситуация немного иная. Единственное место, где вы стопроцентно можете рассчитывать на понимание, — это офисы по туризму. По-видимому, знание английского, причем неплохое, рассматривается как обязательное условие работы в этом учреждении. В ресторанах, отелях, музеях, магазинах такая возможность совсем не гарантирована. Впрочем, в тех районах, где наблюдается массовое скопление туристов (весь Лазурный Берег, Биарриц, аббатство Мон-Сен-Мишель, замки Луары), проблем с языком мы тоже не встречали.

Случается «напасть» и на экскурсии на английском языке. Они организуются в музеях, замках, старинных аббатствах и, как правило, идут по расписанию, с которым можно ознакомиться в путеводителях, на сайтах или в буклетах, взятых в офисах по туризму. Правда, произношение у экскурсоводов порой такое, что превращает их рассказ в головоломку. Особенно сбивает с толку привычка на французский манер глотать согласную h, в результате чего слова меняются до неузнаваемости. Можно ли догадаться, что [аяв] означает I have?

Большинство французов действительно не знает английского и вполне обходится своим родным языком. Они так много путешествуют по собственной стране, что туристическая инфраструктура рассчитана прежде всего на обслуживание соотечественников. Чтобы лучше их понять, попробуйте мысленно заменить слово «Франция» на слово «Россия», а «французский» — на «русский». Знают ли все россияне английский? Приведите своего англоговорящего знакомого в «сердце» России — на Красную площадь и полюбуйтесь результатом (мы пробовали). Что уж говорить о других наших регионах.

Не скроем, французским мы потихоньку старались овладеть. И сейчас уже можем «слепить» несколько дежурных фраз и понять то, что нам говорят в ответ. Но к английскому мы прибегали часто, и все, с кем бы нам ни приходилось говорить, были неизменно доброжелательны, даже если на вопрос «Do you speak English?» отвечали уверенным «No». Мы никогда не чувствовали, что наше незнание французского вызывало нежелание с нами общаться, тем более демонстративное или оскорбительное.

В частности, нам довелось объясняться на двух автосервисах, где по-английски никто не говорил и не понимал ни слова. Тем не менее нам помогли и даже не взяли денег. Нам приходилось консультироваться с полицейскими, спрашивать дорогу у прохожих, беседовать в магазинах и ресторанах — и мы никогда не чувствовали ни малейшей недоброжелательности. У нас были случаи, когда к нам, стоявшим на тротуаре и пытавшимся разобраться со схемой незнакомого города, подходили французы, спрашивали на своем языке, что мы ищем, и, услышав в ответ на английском языке, тут же переходили на него и объясняли все, что могли.

Словом, если ваш собеседник не знает английского, то он искренне извинится и с сожалением разведет руками. Иногда, извинившись, он все равно пытается помочь как может. А уж если человек владеет английским хоть чуть-чуть, то скорее всего сделает все, чтобы вы чувствовали себя комфортно.

Конечно, за каждого француза поручиться нельзя, люди везде разные, но в целом — повторимся — мы не встречали никакого снобизма, а только уверенность в достаточности собственного языка и отсутствие комплексов по этому поводу, помноженные на чувство собственного достоинства, плохо знакомое россиянам.

Подход «Я — турист на отдыхе, а ты — обслуживающий персонал и потому должен делать все, чтобы мне было удобно», который старательно культивирует среднестатистический русский турист за границей, здесь не проходит. Ни официанты, ни продавцы не станут расшаркиваться ни перед русским, ни перед немцем, ни перед кем бы то ни было еще. Они выполняют свою работу, рассчитывая на уважение со стороны клиента и на общепринятые нормы культурного поведения. Несбывшиеся ожидания какого-то особого подобострастия и дают пищу для предубеждений о французском снобизме.

Следуя во Франции (как, впрочем, и везде) простому правилу: «Общайтесь с людьми так, как хотите, чтобы общались с вами», вы не попадете в неловкие ситуации. Мы подозреваем, что именно в такой зеркальности зачастую и кроется причина трений с французами у иных наших соотечественников.

Вывод из всего вышесказанного простой. Совсем без английского во Франции будет трудновато, а в провинции и его может не хватить, понадобится французский, хотя б чуть-чуть.

В крайнем случае выручит международный язык жестов, цифр и пиктограмм. Например, при общении с продавцом особого знания языка не требуется — достаточно ткнуть пальцем в нужный продукт и написать на бумажке вес. Если добавите [сильвупле], то получится и вовсе замечательно. В тех же автосервисах помогает аналогичная тактика — рисунки и тыканье пальцем в неисправный агрегат.

Чтобы чувствовать себя увереннее, перед поездкой во Францию стоит приобрести и проштудировать русско-французский разговорник. Их выпускают разные издательства, и стоят они вполне разумных денег. В них приводятся наиболее часто используемые слова и выражения, есть транскрипция на русском языке. Сделаны такие издания крайне практично: карманный формат, тематический указатель, помеченные цветом разделы.

Ну а если у вас есть силы, желание и немного времени, возьмите хотя бы несколько уроков французского. Понимание элементарных правил чтения и способность сказать пару простейших фраз уж точно расположит к вам местных. Впрочем, это относится не только ко Франции.

В крайнем случае выучите хотя бы несколько самых главных слов: приветствия, прощания, извинения, благодарности и «Сколько стоит?».