Даже самые горячие защитники экологической модернизации вынуждены признать, что спасение мировой окружающей среды, вероятно, потребует изменения того неравенства, которое существует в мире сейчас. Как мы уже видели, на индустриальные страны в настоящее время приходится только около одной пятой всего народонаселения мира.

Силиконовая, или Кремниевая долина, — район к югу от г. Сан-Франциско, где сосредоточены предприятия высокотехнологического производства. Именно в Силиконовой долине были изобретены персональный компьютер, микропроцессор, контактные линзы, музыкальный синтезатор.

Однако они несут ответственность за более чем 75 % выделений в атмосферу, которые загрязняют ее и ускоряют глобальное потепление. Представитель развитого мира в среднем потребляет природные ресурсы со скоростью, в среднем в десять раз превышающей потребление одного человека в менее развитых странах.

Сама бедность как таковая, в первую очередь, способствует видам деятельности, которые наносят ущерб окружающей среде в бедных странах. У людей, живущих в трудных экономических условиях, просто нет выбора, и они вынуждены максимально использовать доступные им местные ресурсы. Таким образом, компенсируемое развитие нельзя рассматривать в отрыве от глобального неравенства.

Почему проблема окружающей среды должна беспокоить социологов? Разве эта проблема не относится непосредственно к компетенции естественных наук и технологий? Разве воздействие человеческих существ на природу не является воздействием физическим, порожденным современными технологиями промышленного производства?

Да, но современная промышленность и технология появились на свет в связи с различными социальными институтами. Истоки нашего воздействия на окружающую среду являются социальными, социальными же являются и многие из его последствий.

Спасение окружающей среды на планете Земля требует, следовательно, изменений не только технологических, но и социальных. При том огромном глобальном неравенстве, которое существует сейчас, вряд ли следует ожидать, что бедные страны из развивающегося мира пожертвуют своим собственным экономическим развитием из-за проблем с окружающей средой, возникших главным образом по вине богатых стран.

Однако на Земле, по всей видимости, недостаточно ресурсов, чтобы каждый человек на планете имел такие же жизненные стандарты, которые для большинства людей в индустриальных обществах являются само собой разумеющимися. Отсюда следует что, если стремиться к тому, чтобы нищие регионы мира сравнялись с более богатыми регионами, этим последним, вероятно, придется пересмотреть свои упования на постоянный экономический рост.

В периоды, предшествовавшие современным обществам, уровень рождаемости по сегодняшним нормам индустриального мира был очень высок. Тем не менее рост народонаселения вплоть до XVIII в. оставался довольно низким, потому что число рождений в целом приблизительно уравновешивалось числом смертей. Общей тенденцией был рост народонаселения, однако за периодами заметного увеличения населения следовали периоды увеличения уровня смертности. Чума и другие эпидемии могли, например, унести большое количество жизней за один год. В средневековой Европе в годы неурожая свадьбы обычно откладывались, и число зачатий сокращалось, тогда как количество смертей росло. Эти взаимодополняющие тенденции сокращали количество голодных ртов, которые 1гужно было кормить. Рост населения в мире, предшествовавшем современному, управлялся чем-то вроде саморегулирующегося ритма.

В эпоху возникновения промышленного производства многие надеялись, что голод и нехватка необходимого остались в прошлом. Развитие современной индустрии должно было, согласно распространенному мнению, создать новую эру изобилия, когда стандарты жизни станут более высокими. В своей знаменитой книге «Опыт закона о народонаселении» (1798) Томас Мальтус подверг критике эти идеи и положил начало дискуссии, продолжающейся по сей день, о связи между народонаселением и продовольственными ресурсами (Malthus 1976).

В то время, когда Мальтус писал свою книгу, население Европы росло быстрыми темпами. Малыус указал, что тогда как население увеличивается в геометрической прогрессии, запасы пищи зависят от фиксированных ресурсов, которые можно увеличить только приспосабливая для культивации новые земли. Следовательно, рост населения имеет тенденцию опережать имеющиеся средства существования.

Неизбежным результатом является голод, который в сочетании с войнами и мировыми эпидемиями действует как естественный ограничитель роста населения. Мальтус предсказывал, что если человеческие существа не начнут применять то, что он называл «моральным ограничением», они всегда будут жить в условиях нищеты и недоедания. Единственное средство против чрезмерного роста народонаселения он видел в строгом ограничении частоты половых сношений.

Поскольку развитие населения западных стран пошло по совершенно иному пути, чем тот, к которому призывхч Мальтус, какое-то время мальтузианство не привлекало к себе внимания. Коэффициент прироста населения в этих регионах в XIX и XX вв. постепенно падал. По сути, в 1930-х гг. во многих индустриальных странах главное беспокойство вызывала убыль населения.

Однако резкий скачок роста народонаселения мира в XX в. показал не — безосновательность некоторых взглядов Мальтуса и вновь вызвал интерес к ним, хотя мало кто сейчас принимает теорию Мальтуса в ее первоначальном виде. Рост населения в менее развитых странах, судя по всему, обгоняет увеличение ресурсов, которые эти страны в состоянии произвести, чтобы прокормить своих граждан.

Долгосрочные прогнозы в области народонаселения, осуществленные Организацией Объединенных Наций, говорят о том, что в конце XXI в. население Земли достигнет 10 млрд чел. По большей части увеличение населения произойдет в развивающемся мире.

Опасения относительно того, что рост населения будет сопровождаться нехваткой продуктов питания и голодом, отнюдь не беспочвенны. Быстрое увеличение населения ляжет тяжелым бременем как на окружающую природу, так и на материальную инфраструктуру многих частей мира. Прогресс в экономическом развитии и повышение уровня жизни в развивающихся странах могут встретить серьезное препятствие в виде потребностей растущего населения.

Однако рост населения — это только один из факторов, влияющих на проблему нехватки продуктов питания во многих частях Земли. Глобальные модели потребления и отношение к окружающей природе оказывают огромное воздействие на доступность ресурсов во всем мире. Как можно было видеть из настоящей книги, общества, существующие сейчас на Земле, гораздо более взаимозависимы, чем когда-либо прежде. Мы все являемся путешественниками на «космическом корабле под названием Земля», и где бы мы ни. жили, нас всех затрагивают’ изменения, воздействующие на мир природы. В данной главе мы рассмотрим взаимосвязь между ростом народонаселения, потреблением и использованием ресурсов окружающей природы. Современные тенденции, если они будут пущены на самотек, несут серьезную угрозу будущему благополучию человеческих обществ повсюду. И то, насколько быстро и творчески мы сможем найти решение этих грозных проблем, имеет’ для всех нас жизненно важное значение.