Я снова заглядываю в свои старые записи и вспоминаю давние встречи. 1937 год. В коридоре художественных мастерских- группа живописцев что-то рассматривает. Сквозь смех — отрывистый разговор.

— А ты нарисуй его с рогами,- советует Зубков.

Баженов срывается с места, быстро идет к столу, что-то размашисто чертит. Не более как через минуту возвращается.

— Так? — показывает он листок. Новый взрыв смеха.

— Ей-богу, похож…

— И нос такой же…

— Что ж ты, меня-то? — спрашивает Зубков. — Я же не завхоз.

— Иван Иванович, ну, право, не хотел, как-то само получилось,- делая невинное лицо, оправдывается Павел Дмитриевич.

Зубков опять смотрит на рисунок, хлопает Баженова по плечу.

— Талантливо, ничего не скажешь, — и снова все заразительно смеются.

Баженова в Палехе знают как отличного карикатуриста. Это редкостный дар художника. После него осталась толстая тетрадь карикатур. Это известно. Но где она? Хорошо бы разыскать ее.

^Баженов, пожалуй, единственный палешанин, дружеский шарж которого экспонировался на выставке «Советская тема в искусстве Палеха».

Но карикатуры — далеко не главное у Баженова.

Павел Дмитриевич был художником широкого диапазона. Он писал великолепные миниатюры, изумительные декорации для театра, он был неподражаем в графике.

Родился Баженов в селе Подолино, что под Палехом. Незадолго до революции поступил в школу иконописи. На третьем году обучения пришлось ее бросить за ненадобностью. Советская власть смела иконописное ремесло. Семья у Баженовых была большая, нужны были кормильцы, и Павел занялся сельским хозяйством. Пахал он землю до 1926 года и заделался настоящим хлеборобом. И все же любовь к рисунку переборола. Двадцатидвухлетний Баженов пришел в Артель древней живописи. Рекомендовал его художникам старейший палехский мастер И. М. Баканов.