В этом разделе мы рассмотрим некоторые основные модели развития городов Запада в послевоенную эпоху, используя в качестве примера Великобританию и США. Особенное внимание мы уделим подъему пригородных районов и упадку внутренних городов, городскому конфликту, финансовым кризисам и стратегиям возрождения городов.

Некоторые приверженцы жизни в большом городе с презрением восприняли расширение пригородов с их особняками, рассчитанными на две семьи, и ухоженными садами, окружившими окраины больших английских городов. Другие, как например поэт Джон Бетьеман, воспели скромную эксцентричность пригородной архитектуры, а также порыв совместить возможности работы в большом городе с образом жизни, связанным, с практической точки зрения, с домовладением и наличием собственной машины, а также — в плане ценностей — с традиционной семейной жизнью.

Многие пригородные районы Лондона выросли в период между двумя мировыми войнами и сгруппировались близ новых дорог и станций подземных линий метро, которые могли привезти пассажиров в центр. В США процесс субурбанизации достиг своего апогея в 1950-е и 1960-е гг. Прирост населения в центрах больших городов в те десятилетия составил 10%, тогда как в пригородах — 48%. В основном в пригороды переселялись белые семьи. Введение в школах совместного обучения детей разных рас может считаться важным фактором в решении многих белых покинуть центральные городские районы. Переезд в пригород привлекал семьи возможностью записать своих детей в школу, посещаемую только белыми. Даже сегодня американские пригородные районы по-прежнему в целом населены белыми. В 1990 г. меньшинства составляли лишь 18% от общего населения пригородов.

Трое из каждых четырех афроамериканцев продолжают жить во внутреннем городе, по сравнению с одним человеком из четырех белых. Большинство черного населения пригородов живут в районах, населенных в основном черными, в маленьких городках, примыкающих к большому городу.

Однако преобладание белого населения в пригородах нарушается по мере того, как все больше членов расовых и этнических меньшинств покидают центральные районы больших городов. С 1980 по 1990 гг. черное население пригородов выросло на 34,4 %, латиноамериканское — на 69,3 %, а азиатское — на 125,9%. По контрасту, белое население пригородов выросло лишь на 9,2 %. Представители групп меньшинств переезжают в пригородные районы по аналогичным причинам, что и те, кто сделал это ранее: лучшие дома, школы и другие условия. Как и люди, начавшие «исход» в пригороды в 1950-е, в основном это специалисты из среднего класса. Согласно председателю Организации жилищного строительства Чикаго (Chicago Housing Authority), «сейчас субурбанизация происходит не по расовым причинам, а по классовым. Никто не хо

чет жить рядом с бедными людьми из-за всех проблем, которые ассоциируются с ними: плохие школы, небезопасные улицы и преступные группировки» (цит. по: De Witt 1994).

В Великобритании миграция населения из больших городов в окружающие их пригороды и спальные города (города-спутники, где проживают в основном люди, работающие в этих больших городах) или поселки в 1970-х и начале 1980-х гг. привела к тому, что за этот период население Большого Лондона сократилось приблизительно на полмиллиона. В то же время многие не столь крупные, а также малые города быстро росли, например, Кембридж, Ипсуич, Норидж, Оксфорд и Лестер. В промышленных городах на Севере (Великобритании) резкое падение фабричного производства также ударило по их центрам (inner city), в то время как население пригородов и небольших городов в направлении на Юго-Восток опять-таки выросло в период экономического бума конца 1990-х гг.