И вот мы стоим в начале нового века и не можем предвидеть, будут ли предстоящие сто лет отмечены мирным социальным и экономическим развитием или же глобальные проблемы умножатся — возможно, настолько, что решить их человечество будет уже не в состоянии. В отличие от социологов, живших и работавших двести лет назад, мы ясно видим, что современные индустрия, технология и наука

по своим последствиям отнюдь не являются полностью благотворными. Наш мир гораздо более многолюден и богат, чем когда-либо прежде, но вместе с тем он также находится на грани экологической катастрофы.

Что же нам делать — смириться и предаться отчаянию? Конечно же, нет. Если социология и учит нас чему-то, так это глубокому осознанию того факта, что социальные институты созданы самим человеком. Мы видим возможность управлять нашей судьбой и изменять нашу жизнь к лучшему, о чем не могли даже мечтать предыдущие поколения.

Идея компенсируемого развития, о котором говорилось выше, способствовала появлению ряда важных новых тенденций в области защиты окружающей среды. Среди них следует, в частности, отметить понятия экоэффективности и экологической модернизации. Экоэффективность означает разработку технологий, которые являются эффективными для стимулирования экономического роста, но позволяют достичь этого при минимальном ущербе для окружающей среды. А ведь еще в 1980-х гг., когда появился Доклад Брундтланд, было широко распространено мнение, согласно которому большинство форм индустриального развития и защита окружающей среды признавались несовместимыми. Главная мысль, содержащаяся в тезисе об экологической модернизации, заключается в том, что подобное допущение несостоятельно. Использование экоэффективных технологий позволяет осуществлять экономическое развитие в таких формах, которые сочетают экономический рост с политикой, не причиняющей вреда окружающей среде.

Возможности, предоставляемые экологической модернизацией, можно иллюстрировать примером индустрии переработки отходов — индустрии, которая уничтожает тонны отходов, ежедневно порождаемых промышленностью и потребителями. До последнего времени, как мы видели выше, большая часть этих отходов просто подвергалась переработке и захоронению. Однако в наши дни вся эта индустрия перестраивается. Благодаря успехам технологии гораздо дешевле стало производить газетную бумагу из переработанной бумаги, чем из древесной массы, как это обычно делалось раньше. Следовательно, имеются убедительные экономические соображения, так же как соображения, связанные с защитой окружающей среды, по которым выгодно повторно использовать уже использованную бума1у, чем без конца рубить деревья. Не просто отдельные компании, но целые отрасли индустрии активно стремятся работать с «нулевыми отходами» — т. е. добиться полной переработки всех отходов для будущего использования в промышленности. Производители автомобилей «тойота» и «хонда» уже достигли уровня переработки 85 % деталей, употребляемых ими в производстве автомобилей. В таком случае отходы уже больше не являются просто выброшенными на свалку материалами, губительными для природы, теперь это ресурсы для промышленности и, до известной степени, средство стимулирования дальнейшего развития технологии.

Знаменательно, что важную помощь в решении проблем переработки отходов и, следовательно, компенсируемому развитию оказали регионы с высокой концентрацией индустрии информационной технологии, такие как Силиконовая долина в Калифорнии |). Информационная технология, в отличие от многих более старых форм промышленного производства, не причиняет вреда окружающей среде, является экологически чистой. Чем большую роль она играет в промышленном производстве, тем больше вероятность уменьшения возможного вреда для окружающей среды. Это соображение могло бы иметь значение для развития в будущем более бедных обществ мира. В некоторых областях производства, по крайней мере, благодаря тому, что информационная технология будет играть более значительную роль, появится возможность добиться быстрого экономического развития без загрязнения окружающей среды, к чему приводила более старая промышленная экономика.