Вскоре началась война. Через месяц погиб на фронте старший брат. Призвали на войну второго брата. Семнадцатилетний Николай пошел в колхоз, а осенью, когда враг подступил к Москве, записался в народное ополчение. Ополченцы помещались в художественных мастерских. Когда гитлеровские полчища были разгромлены под столицей, ополчение расформировали. Художник А. М. Корин, один оставшийся в Палехском художественном училище, предложил комсомольцам:

— Организуем студию, будем заниматься.

Так и поступили. Зима прошла в учебе. А летом 1942 года Николая Голикова вместе с другими одногодками мобилизовали в действующую армию. Сначала — курсы в военном училище, потом Брянский, Карельский фронты. Дважды был ранен, лечился в госпиталях и снова шел в строй. Война закончилась, а Николай Голиков служил еще пять лет. Лишь в 1950 году вернулся в родной Палех.

Вспомнил Николай, как рисовал с натуры еще при отце и как Иван Иванович с одобрением говорил: «Хорошо, Колюшка, рисуй», и решил приняться за учебу. Четыре года в Палехском художественном училище под руководством заслуженного деятеля искусств РСФСР Н. М. Парилова, народных художников РСФСР Н. М. Зиновьева, И. П. Вакурова осваивал стиль древней живописи. Освоил и нашел свой собственный творческий путь. Композиции Николая Голикова самостоятельны. От отца унаследовал он важную черту — народность. Он создал миниатюры «Садко», «Песню о купце Калашникове», «Монолог Василия Буслаева» по пьесе М. Горького, «На поле Куликовом», «Вольга и Микула», «Битва», «Фауст». Вместе с художницей Т. И. Зубко-вой написал эскизы к мультипликационному фильму «Добрыня Никитич».