Этические религии Востока включают буддизм, конфуцианство и даосизм. В этих религиях нет богов. Напротив, в них на первый план выдвигаются этические идеалы, которые связывают верующего с естественной гармонией и единством вселенной.

Буддизм восходит к учению Сиддхартхи Гаутамы, прозванного Буддой (санскр. «просветленный»), индийского принца небольшого царства в Южном Непале в VI в. до н. э. Согласно учению Будды, человеческие существа могут избежать круга реинкарнации, отрешившись от желаний.

Путь к спасению заключается в жизни, полной самодисциплины и медитации и отделенной от забот мирской жизни. Конечной целью буддизма является достижение нирваны, полного духовного совершенства. Будда отвергал индуистские ритуалы и власть каст. Подобно индуизму, буддизм имеет много местных разновидностей, связанных с верой в местных богов, и не требует от своих приверженцев единства взглядов. Буддизм в настоящее время представляет собой влиятельную силу в нескольких государствах Дальнего Востока, в том числе в Таиланде, Мьянме, Шри Ланке, Китае, Японии и Корее.

Конфуцианство составляло основу культуры правящих групп в традиционном Китае. Конфуций (латинизированная форма имени Кун-фуцзы — «учитель Кун») жил в VI в. до н. э., в ту же эпоху, что и Будда. Подобно Лао-цзы, основателю даосизма, Конфуций был учителем, а не религиозным пророком в отличие от религиозных вождей на Ближнем Востоке. Последователи Конфуция не считают его богом, но видят в нем «мудрейшего из мудрых людей». Конфуцианство стремится приспособить человеческую жизнь к внутренней гармонии природы, обращая особое внимание на почитание предков. Даосизм придерживается сходных принципов, делая упор на медитации и неприменении насилия как пути к высшей жизни. В результате целенаправленной оппозиции со стороны правительства конфуцианство и даосизм утратили в Китае значительную часть своего влияния, хотя некоторые элементы этих религий сохранились в верованиях и обычаях многих китайцев до наших дней.

Социологические теории религии до сих пор находятся под сильным влиянием трех «классиков» — теоретиков социологии: Дюркгейма, Маркса и Вебера. Ни один из трех указанных ученых сам не был приверженцем какой-либо религии, и все они придерживались мнения, что значение религии в современном обществе уменьшится. Каждый из них считал, что религия, в некотором фундаментальном смысле, есть иллюзия. Вполне возможно, что сторонники различных вероучений абсолютно уверены в обоснованности верований, которых они придерживаются, и ритуалов, в которых они участвуют, и тем не менее само многообразие религий и их очевидная связь с разными типами общества, как полагали три упомянутых мыслителя, делают подобные притязания изначально несостоятельными. Человек, родившийся в обществе австралийских охотников и собирателей, совершенно очевидно, будет иметь иные религиозные верования, чем тот, кто родился внутри кастовой системы в Индии или в лоне католической церкви средневековой Европы.