Дюркгейм строил свои доказательства на основе очень небольшого круга примеров, хотя и угверждал, что его идеи приложимы к религии вообще. Макс Вебер, напротив, начал с масштабного изучения религий во всем мире. Ни один ученый ни до, ни после Вебера не предпринимал работы подобного размаха. Большую часть внимания он посвятил тому, что он назвал мировыми религиями — религиям, которые имеют большое число последователей и которые оказали решающее влияние на ход мировой истории. Он подробно исследовал индуизм, буддизм, даосизм и древний иудаизм (Weber 1951, 1952, 1958, 1963), а в книге «Протестантская этика и дух капитализма» (Weber 1976, первоначально опубликована в 1904-1905 гг.) и других трудах он подробно рассмотрел, какое влияние оказало на историю Западного мира христианство. Однако задуманное им исследование ислама осталось незавершенным.

Работы Вебера, посвященные религии, отличаются от работ Дюркгейма тем, что Вебер сосредоточил свое внимание на проблеме связи между религией и изменениями в обществе, которой Дюркгейм уделял мало внимания. От Маркса Вебера отличало то, что, по его мнению, религия вовсе не обязательно консервативная сила, напротив, вдохновленные религией движения часто приводили к глубоким социальным преобразованиям. Так, протестантство, в частности пуританизм, послужило источником капиталистических взглядов, характерных для современного Запада. Первые предприниматели были в своем большинстве кальвинистами. Их стремление к преуспеванию, которое привело к экономическому развитию западных стран, было первоначально вызвано желанием служить Богу. Материальный успех воспринимался ими как знак Божьей милости.

Вебер рассматривал свои исследования, посвященные мировым религиям, как единое целое. Обсуждение проблемы влияния протестантизма на развитие Запада является частью всеобъемлющей попытки понять влияние религии на социальную и экономическую жизнь в различных культурах. Анализируя восточные религии, Вебер пришел к выводу, что они ставили непреодолимые преграды на пути развития промышленного капитализма, подобного тому, которое имело место на Западе. Это объяснялось не тем, что не западные цивилизации являются отсталыми: просто они приняли ценности, отличающиеся от тех, что стали доминировать в Европе.

В традиционном Китае и Индии, указывал Вебер, в определенные периоды наблюдалось значительное развитие торговли, промышленности и урбанизма, но эго не привело к радикально иным моделям социальных изменений, как это было при возникновении индустриального капитализма на Западе. Основной силой, препятствовавшей таким изменениям, была религия. Например, индуизм характеризуется Вебером как религия «не от мира сего». Иначе говоря, наивысшие ценности индуизма делают упор на уход от забот материального мира в более высокую сферу духовного существования.

Религиозные чувства и мотивации, вызываемые индуизмом, не обращены на то, чтобы контролировать или формировать материальный мир. Напротив, индуизм рассматривает материальный мир как покрывало, скрывающее истинные проблемы, на которые должен быть ориентирован человеческий род. Конфуцианство также стремилось отвлечь внимание от экономического развития, как оно впоследствии стало пониматься на Западе, подчеркивая гармонические отношения с миром, а вовсе не власть над ним. Хотя Китай в течение долгого времени был самой могущественной и самой культурно развитой цивилизацией в мире, господ ствующие в нем религиозные ценности тормозили сколько-нибудь значительное стремление к экономическому развитию ради него самого.