Радостное дитя Ренессанса — веселый маленький человечек в маске был вершителем своей судьбы и судьбы других. Ему, такому ничтожному существу, как голодранец Арлекин или Пульчинелла, вверялась власть над событиями. От его энергии, смелости и ловкости так много зависело. У Эдуардо де Филиппо от человека ничего не зависит. Ренессансные иллюзии относительно всемогущества человеческой личности, которой все подвластно (человек — центр вселенной!), иллюзии, которые столько веков жили в европейском искусстве, а в прошлом веке проявились с такой силой в наполеоновском мифе, в комедиях Де Филиппо угасают окончательно. В XX в. маленький человек теряется в джунглях больших городов, его голос заглушает рев моторов, а его самого, как песчинку, несет водоворот событий. Поведение главного героя Де Филиппо, его отношение к действенной линии сюжета указывает на это весьма определенно. Как сказал Эдуардо де Филиппо о своем герое и о себе самом: «Жизнь иссушила и автора, и его персонаж».

В разные моменты истории разные пьесы мирового классического репертуара привлекают к себе преимущественное внимание театров и зрителей. В послевоенной Франции такой пьесой стал долго отсутствовавший на французской сцене «Дон Жуан» Мольера. Ни одна другая пьеса не может сравниться ныне с «Дон Жуаном» ни числом постановок, ни значительностью и принципиальностью режиссерских решений, ни зрительским успехом.