В его фильме-спектакле много ветра, моря, дюн, скачек по лесу, действие происходит на фоне архитектурных ансамблей XVII в. Однако если нужен интерьер, то он оказывается лишен времени, как и костюмы. То есть в декорациях есть пространство, но нет времени, ибо в той же самой архитектуре, в которой существуют персонажи комедии Мольера, живут и нынешние французы.

Близок герою Вилара и Дон Жуан Мишеля Пикко-ли — игрок, сухой, циничный, не знающий ни щедрости, ни доброты, всех вокруг, в том числе и Сганареля, презирающий. Ровесник Дон Жуана Вилара, он неуклонно идет навстречу своей трагической судьбе, своей ноизбеяшой смерти.

И та же усталость и бездейственность у Пикколи, что и у Вилара. И то же безверие, лишенное сатанизма. И то же одиночество. Однако при том, что Блюваль, как и Вилар, тяготеет больше к XVIII в., чем к XVII, его XVIII в. отличен от виларовского: не Дидро и Вольтер его вдохновляют, но Мариво, Лакло и трагический Мопарт. В герое Пикколи уже есть черты не только Дон Жуана Мольера, но и Дон Жуана Моцарта, как его трактовал Кьеркегор: Дон Жуан любит женщин (в этом смысле выбор Пикколи на роль Дон Жуана показателен, ибо его амплуа в кино — соблазнитель), и любит всякий раз искренне. Не случайно поэтому сцена Дон Жуана с Шар-лотой во II акте многим напомнила сцену встречи Тристана и Изольды в предыдущем спектакле Марселя Блюваля.