Спектакль Вилара был впервые показан 19 июля 1953 г. в Авиньоне. Он был вписан в свободное аскетическое пространство парадного двора во Дворце пап, в черную по южному авиньонскую ночь и даже в ветер, постоянно живущий в Авиньоне,- тревожащий, будоражащий, развевающий плащи, колышащий перья. Эта оголенность пространства, открытость всем ветрам сразу увеличивала масштабы пьесы, придавала действию подлинно трагическое звучание. В Шайо, позднее, Вилар постарается максимально сохранить это ощущение пустого пространства, ночи и ветра.

Вспомнил Вилар и о том, что Сганарель — роль, которую играл Мольер. И Даниель Сорано играл Сганареля в костюме и гриме Мольера. Даниель Сорано в роли Сганареля не был смешным. В нем было что-то общее с тем Жоржем Дандоном, которого через 10 лет сыграет в театре де ля Сите (теперь этот театр — наследник виларовского ТИП) у Планшона Жак Дебари,- достоинство, серьезность раздирающих его противоречий, порою истинный трагизм.

Они жили годами бок о бок, словно скованные одной цепью. Не было ничего в жизни Дон Жуана, чему Сганарель не был бы свидетелем, вплоть до любовных сцен. У Сганареля же нет никаких приключений, автономных от судьбы Дон Жуана. Вся жизнь одного проходила на глазах у другого, вследствие чего они все друг о друге знали. Они вынуждены были всегда двигаться в одном направлении, движения их были согласованными: и цепь вынуждала, и привычка, и привязанность чисто человеческая, но в процессе движения они вели бесконечный спор, ссорились.