Мэрилин Монро появилась на свет 1 июня 1926 года в Лос-Анжелесе, в родильном отделении для неимущих. В метрике новорожденной девочки было записано Норма Джин Мортенсон, впоследствии по фамилии матери Глэдис Монро Бейкер ее окрестили Нормой Джин Бейкер.

Своего отца Мэрилин так никогда и не увидела, при рождении отцом девочки был записан некий Эдвард Мортенсон. Известно, что вторым мужем Глэдис на самом деле был норвежский иммигрант Мартин Эдвард Мортенсон, однако он расстался с ней задолго до появления ребенка. Факт его отцовства является весьма сомнительным, скорее всего, отцом Мэрилин был совсем другой мужчина. Согласно некоторым источникам, в жизни Глэдис был и некий Стенли Гиффорд, коммивояжер со студии «РКО», который расстался с ней ровно за 9 месяцев до рождения Нормы Джин. Возможно, именно он был причастен к появлению на свет будущей кинозвезды.

Как-то мать показала девочке фотографию человека, которого назвала ее настоящим отцом. Мэрилин рассказывала, что ей удалось запомнить только «широкополую шляпу и тонкие усики а-ля Кларк Гейбл». Уже став звездой, она вспоминала: «В детстве я и говорила, что мой отец и есть Гейбл!» Актер был кумиром ее юности, в комнате Нормы даже висела его фотография.

Можно только предполагать, что чувствовала Мэрилин Монро, когда в 1960 году ей представился шанс сняться вместе с Кларком Гейблом в фильме «Неприкаянные». Рассказывали, что во время съемок она называла его «папочкой» и льнула к 59-летнему красавцу при первой возможности. Якобы она даже пыталась соблазнить Гейбла, но тот остался верен своей молодой жене, которая в то время ждала от него ребенка. Кларк Гейбл умер от инфаркта, когда этот фильм еще не был смонтирован.

Существует мнение, что отсутствие отца привело к тому, что уже во взрослой жизни Мэрилин постоянно тянуло к мужчинам, которые были гораздо старше ее. Считают, что она подсознательно искала в каждом из них защитника и опору, ведь в своем детстве она была лишена и отцовской любви, и возможности опереться на крепкое мужское плечо.

Если со стороны отца Мэрилин все покрыто мраком неизвестности, то по материнской линии все известно достаточно точно. Ее дед Отис Монро и бабушка Делла Монро страдали психическими заболеваниями. Когда Норме Джин исполнилось семь лет, в клинике для душевнобольных оказалась и ее мать. Глэдис мучили приступы сильнейшей депрессии, сменявшиеся всплесками ярости, однажды она набросилась на подругу с ножом и из-за этого угодила в психиатрическую клинику, в которой когда-то скончалась ее мать Делла Монро. Практически с того времени на протяжении всей жизни Мэрилин ее мать за исключением редких периодов находилась в лечебнице для душевнобольных.

Неудивительно, что, уже став кинозвездой, Мэрилин опасалась, что и в ней проявится дурная наследственность и она окончит свои дни в какой ни будь психиатрической клинике. Не исключено, что некоторая неуравновешенность характера ей все же передалась по материнской линии, хотя ее вполне можно объяснить и очень трудными детскими годами, прошедшими в скитаниях по сиротским домам и приемным семьям.

Сирота при живых родителях

Даже в первые семь лет своей жизни, еще до того как ее мать угодила в психиатрическую клинику, маленькая Норма не была избалована материнской лаской. У Глэдис Бейкер не было никаких иных средств к существованию кроме напряженной работы, поэтому большую часть времени ее дочь проводила под присмотром различных нянек и сиделок. Мало того, в некоторых источниках есть информация, что уже в двухнедельном возрасте Глэдис отдала дочурку приемным родителям и только изредка ее навещала.

Подсчитано, что до своего шестнадцатилетия Норма два года провела в сиротском доме, сменила и семей и 4 года прожила у опекунши. Конечно, за этот период она испытала немало лишений и унижений, однако не озлобилась на весь мир, сохранила доверие к людям и потребность в любви. Правда, безрадостное детство наложило печать на всю ее последующую жизнь, с горечью Мэрилин Монро говорила: «Никто и никогда не называл меня дочерью. Никто никогда не обнимал меня. Никто ни разу не поцеловал меня… » Трудно представить, но было время, когда будущая кинозвезда за 5 центов в месяц ежедневно мыла по юо тарелок, не брезгуя доедать с них объедки…

Хотя Макки по мере сил участвовала в судьбе маленькой Нормы, к ней в дом она попала только в 13 лет. Спустя три года Грейс, собравшись с мужем переезжать в другой город, чтобы не брать с собой приемную дочь, выдала ее замуж в 16 лет за сына соседки 20-летнего Джима Догерти. Так окончилось детство Мэрилин, ей пришлось раньше времени повзрослеть. Однако безрадостное детство повлияло на всю ее последующую жизнь; уже став знаменитой, она как-то сказала: «Сейчас, когда меня окружает такой успех, я иногда чувствую, что смотрю на мир испуганными глазами маленькой девочки.

Она все еще твердит мне: „Я никогда не жила, меня никогда не любили"».

И еще Мэрилин говорила: «Когда маленькая девочка чувствует себя пошлиной и одинокой, чувствует, что она никому не нужна, всю свою жизнь она уже не может забыть этого».

Первое замужество в 16 лет

Как и любой нормальной женщине, Мэрилин хотелось выйти замуж, родить и воспитывать детей, иметь свой дом и крепкую семью. Она не была из тех «железных леди», которые вполне могут обойтись без замужества, изредка скрашивая свою жизнь случайными связями. Мэрилин нужен был защитник, она постоянно нуждалась в опоре, в мужчине, который любил бы ее, несмотря на ее неуравновешенный характер, капризы и статус кинозвезды.

Первый раз она вышла замуж 19 июня 1942 года, когда ей только исполнилось 16 лет, тогда все ее знали как Норму Джин, никто даже предположить не мог, что она станет кинозвездой и одной из самых знаменитых женщин мира. Мужем Нормы стал 20-летний Джим Догерти, сосед подруги ее матери Грейс Эткинсон Макки, которая на тот момент являлась официальным опекуном девушки. Грейс с новым мужем собрались переехать в другой город, и брать с собой Норму не входило в их планы. Надо было срочно ее как-то пристроить, иначе девушка снова оказалась бы в сиротском доме.

У Грейс возникла мысль выдать ее замуж, подходящей кандидатурой будущего мужа своей воспитанницы она посчитала сына соседей Джима Догерти. Девушка нравилась Джиму, он даже пару раз с ней встречался, но никаких особых чувств к ней он не испытывал и жениться на Норме, конечно, не собирался. Однако он уступил напору Грейс; пожалуй, решающим доводом для него стало то, что в случае его отказа девушку снова отправили бы в сиротский приют.

Через год после свадьбы Джим устроился моряком в торговый флот, Норма последовала за ним на остров Каталины, где проходила его служба. Именно этот период Догерти потом вспоминал с особой теплотой. Они ловили рыбу, купались, дурачились, ходили на танцы. Джим не был ревнивцем, на одной из вечеринок Норма танцевала со всеми моряками отделения кроме него, а когда он позвал ее домой, закапризничала, выразив желание еще потанцевать. Именно в этот вечер и произошла их первая крупная размолвка.

Они довольно быстро помирились, ну а потом наступила разлука. В 1944 году Догерти отправили за океан, Норма уже не могла последовать за ним и стала жить в доме его матери. Она устроилась работать на авиационный завод и почти каждый день добросовестно писала письма мужу.

«Маменькины сынки» есть и в океане!

Стоит отметить, что за неделю работы на заводе с 10-часовым рабочим днем Норма в ту пору получала всего 20 долларов, неудивительно, что она приняла это предложение. Так началась ее карьера фотомодели.

Когда Догерти прибыл в очередной отпуск, Норма уже не ждала его на вокзале, она задержалась на фотостудии и встретилась с ним только через час. Она уже не работала на заводе и не жила у матери Джима; став самостоятельной и вкусив иной жизни в модельном бизнесе, она заметно охладела к мужу. Кончилось все тем, что в канун Рождества Джим заявил: либо она прекращает карьеру фотомодели, либо перестает быть его женой. Этот ультиматум был совершенно неожиданным для Нормы, она растерялась и не смогла дать прямой ответ.

Вскоре ее муж снова ушел в море, и у нее появилось достаточно времени для выбора своего дальнейшего пути. Возвращаться на завод Норма не собиралась, она не только не хотела бросать фотосъемки для различных журналов, но и намеревалась стать киноактрисой. В результате ее размышлений Догерти, на тот момент оказавшийся в Китае, получил от нее письмо, к которому прилагались все бумаги, необходимые для развода. О том, что Джим по-своему все же любил Норму, говорит тот факт, что он не стал подписывать эти бумаги, решив сначала переговорить с ней.

Вернувшись в Калифорнию, он сразу поспешил к ее дому. Норма открыла ему дверь, она выглядела утомленной, на ее лице не промелькнуло и тени радости от появления мужа. Она попросила его перенести разговор о разводе на следующий день и, получив согласие, тихонько прикрыла дверь, Догерти сразу понял, что между ними уже все кончено.

Последующая встреча расставила все точки над «і»: Норма заявила, что не собирается бросать модельный бизнес и хочет стать киноактрисой, она попросила его подписать бумаги о разводе. Джим очень удивился, узнав о ее намерении сниматься в кино, и выразил сомнение в ее способностях для подобного занятия, однако Норма спокойно отнеслась к его иронии по этому поводу, чувствовалось, что она все давно решила и попытки ее вразумить обречены на полный провал. 13 сентября 1946 года в Лас-Вегасе состоялся их официальный развод, после которого они уже больше не встречались и не общались.

Сначала Занук вел себя довольно добродушно, для начала он удостоверился у них, что они на самом деле поженились. Затем улыбка на его лице исчезла, и он не терпящим возражения голосом произнес: «В эту девушку мы вложили миллион долларов. Когда люди, особенно мужчины, видят ее в газетах или в кино, они представляют себе женитьбу или, по крайней мере, свидание с ней. Поэтому мы не хотим, чтобы она выходила замуж. Я считаю, вы должны серьезно подумать о том, что сделали. Мы все еще думаю о Норме Джин, ее трагической смерти в 1962 году от огромной дозы наркотиков. Это было очень печально — то, как она умерла. Тоска, грусть не покидают меня, когда я об этом думаю. Она была очень красивая молодая девушка, которую развлекательный бизнес превратил в Мэрилин Монро. Люди пользовались ею, потому что она была добра к ним. Она была легкой добычей. И мне грустно от того, что с ней произошло».

Расставшись с Нормой Джин, Догерти вскоре женился. Его вторая жена ревновала его к Мэрилин Монро, и в угоду ей он уничтожил все письма Нормы. Скорее всего, он об этом сильно пожалел, ведь и второй его брак оказался неудачным. Свое счастье он нашел в третьем браке, Джим обзавелся не только детьми, но и внуками. Умер Джим Догерти 15 августа 2005 года от лейкемии в возрасте 84 лет.

Возможно, многие читатели удивились, прочитав в заголовке о четырех мужьях Мэрилин: как же так, ведь их было всего три?! Информация о четвертом (втором по счету) муже Мэрилин Монро появилась только через 24 года после ее смерти, поэтому не удивительно, что во многих биографиях и книгах о кинозвезде она отсутствует. Стоит отметить, что и сам этот брак просуществовал всего считаные дни, второго мужа Мэрилин вполне можно назвать «метеором», который промелькнул на ее небосклоне и бесследно исчез, не оставив следа в биографиях и кинохрониках.

Вторым мужем кинозвезды был журналист и как раз собирались снова заключить с ней контракт, а теперь это становится проблематичным».

Хотя, по свидетельствам друзей, чувство Мэрилин к Слетцеру было сильным и настоящим, она не могла расстаться со своей мечтой о карьере кинозвезды, на которую уже потратила несколько лет. Кроме того, всю свою жизнь она помнила о скитании по приютам, голоде и ночевках в автомобиле, эти печальные воспоминания о детстве и юности отбили у нее всякую охоту рисковать достигнутым положением.

Все закончилось тем, что после бессонной ночи, проведенной в весьма грустных размышлениях и разговорах, Роберт и Мэрилин поспешили в Мексику, чтобы снова стать свободными от брака. Оказалось, что судья еще не успел зарегистрировать свидетельство об их браке, появилась возможность уладить все без длительной процедуры развода. Судья для приличия поломался, но сумма в 50 долларов пробудила в нем милосердие, и он на глазах парочки сжег свидетельство о браке. Стоит отметить, что, несмотря на трехдневный брак, Слетцера и Мэрилин до самой смерти кинозвезды связывала самая настоящая дружба. Причем Роберт видел в ней прежде всего человека, а не секс-символ. Он был одним из немногих людей, которые ее никогда не предавали.

К тому времени Джо исполнилось 37 лет, он уже закончил свою блестящую спортивную карьеру. Мэрилин не осталась равнодушна к высокому, симпатичному и галантному мужчине. Ди Маджо удалось выпросить у нее номер телефона, о начавшемся романе тут же стало известно журналистам, которые оповестили о нем всю страну.

Многие пишут о начале их отношений в восторженных тонах, якобы они сразу были очарованы друг другом и что Мэрилин увидела в Джо свой мужской идеал. Однако стоит вспомнить, что с первой их встречи до свадьбы прошло почти два года, причем за этот период у Мэрилин было не менее двух любовников. А вот Ди Маджо упорно ухаживал за ней, надеясь покорить ее сердце.

В конце концов ему это удалось. Мэрилин увидела в нем верного любящего ее человека, способного стать для нее надежным защитником и опорой. Немаловажным обстоятельством было и то, что в Голливуде к этому браку отнеслись весьма благосклонно, ведь он способствовал имиджу кинозвезды, благодаря Джо она становилась еще более знаменитой.