В юности многие из нас мечтали стать знаменитыми актерами, эстрадными звездами, писателями, художниками, ну а в худшем случае — банкирами. Говорят, что если очень захотеть, то желание обязательно сбудется. Видимо, если мечта не осуществилась, мы сами виноваты в этом: либо энергия нашего желания оказалась недостаточно сильной, либо мы просто не поверили в себя или спасовали перед первыми возникшими на пути к ее осуществлению препятствиями.

Норма Джин умела мечтать, причем «намного сильней» чем другие, видимо, это и привело к исполнению ее мечты. Вот как она вспоминала о периоде, когда пыталась получить хотя бы эпизодическую роль в кино: «Я смотрю в окно и вижу, как за бульвар Сансет садится солнце, и машины шуршат по нему в ту и другую сторону, словно огромные жуки. Я думаю о том, что для моего живота очень полезно не есть: так он будет совсем плоский, как стиральная доска. Я знаю, что тысячи девушек, так же как я сейчас, смотрят, как солнце садится за Сансет, и мечтают стать киноактрисами… Только мне смотреть на них нечего: я мечтаю намного сильней».

Стоит отметить, что мечта стать киноактрисой появилась у нее еще в юности, Грейс Макки, подруга ее матери, а впоследствии и опекунша Нормы, еще ребенком водила ее на кинопробы, надеясь пристроить Норму в кино. Правда, эти попытки окончились неудачей, но Грейс всегда говорила ей, что она очень хорошенькая и у нее есть все шансы стать кинозвездой. В 15 лет на Норму уже обращали внимание многие прохожие мужчины, это льстило ее самолюбию и внушало надежды, что ее внешние данные помогут ей вырваться из окружающей ее тоскливой и беспросветной среды и дадут ей шанс пробиться в мир кино.

Пожалуй, единственным светлым воспоминанием ее юности были походы в кино. После просмотра очередного кинофильма девушка мечтала, что когда- ни будь такие же девчонки как она будут с восторгом смотреть фильмы, где будет блистать на данный момент никому не известная Норма Джин Бейкер. С упрямством, достойным уважения, она почему-то верила, что из тысяч девчонок, мечтавших о карьере киноактрисы, удача улыбнется именно ей.

Нередко бывает, что наша мечта, словно корабль, налетевший на рифы, разбивается о прозаическую реальность жизни. Вот и Норме Джин, чтобы не попасть опять в сиротский приют, в 16 лет пришлось выйти замуж, а потом устроиться на работу на авиационный завод.

Итак, 10-часовой рабочий день на заводе, вечером она ублажает мужа в постели и пытается стать образцовой хозяйкой, овладевая элементарными навыками приготовления пищи. Казалось бы, какие тут мечты о кино?! Ей практически даже не остается времени следить за своей внешностью; покончив с домашними делами, она проваливается в сон, чтобы утром опять бежать на завод и красить фюзеляжи самолетов. Однако ее мечта оказалась сильнее обстоятельств, и судьба предоставила ей шанс.

Шла Вторая мировая война, и как-то на завод пришел фотограф, который должен был сделать ряд снимков простых симпатичных американок, занятых на военном производстве, для солдатского журнала «Янки». Этими снимками намеревались поднять боевой дух солдат, показать, что их подруги не только ждут их возвращения домой, но и создают оружие для победы над врагом.

Стоит отметить, что есть такое понятие, как фотогеничность: это когда человек очень хорошо получается на фотоснимках и выглядит на них иногда даже лучше, чем в жизни. Норма Джин была очень фотогенична, и профессиональный глаз фотографа это сразу уловил.

«Парень с фотоаппаратом попросил меня позировать около винта самолета. Я просто стояла и улыбалась. А он просил повернуть голову так, или так, поставить руку в бок или чуть наклониться», — потом рассказывала Норма Джин своей подруге. Так началась ее карьера фотомодели.

Вскоре она уходит с завода, чтобы полностью проявить себя на новом поприще.

Надо отметить, что ей повезло не только в том плане, что на завод пришел фотограф и заметил ее, к тому времени ее муж Джим Догерти уже уволился с завода и, нанявшись матросом, находился в плавании. Если бы он по-прежнему работал рядом с Нормой, Джим, скорее всего, еще в зародыше пресек бы ее попытки стать фотомоделью, ведь, приехав в отпуск, он категорически возражал против занятия такого рода. Однако Норма уже вышла из-под его контроля, она зарабатывала гораздо больше, чем на заводе, в ее планах было перекинуть мостик от карьеры фотомодели к съемкам в кино.

Норму Джин фотографировали с ягнятами, с тыквами, возле автомобиля, с зонтиком, с букетом цветов, в купальном костюме, в бюстгальтере и шортах. В 1945 году за ю долларов в час она позировала полностью обнаженной в студии Графа Морана. Именно здесь некая парикмахерша Сильвия Барнхарт выпрямила ей волосы и окрасила ее в блондинку, положив начало к формированию культового образа секс-символа XX века. Парадокс, но самая знаменитая блондинка прошлого столетия на самом деле ею не была. Норма Джин была шатенкой, и потом всю свою жизнь она весьма трепетно относилась к окраске волос не только на своей голове, но и в интимном месте. Как известно, нижнего белья она не носила, а полупрозрачные платья вполне могли выдать отсутствие ее связи с «племенем» натуральных блондинок.

Сотни, тысячи фотографий, но ей хочется большего, она уже верит, что ее внешность и тело могут помочь ей в осуществлении ее главной мечты. Осталось только разобраться с браком, ведь она знает — по негласным правилам Голливуда начинающая актриса должна быть незамужней. Норма разводится со своим первым мужем, теперь уже ничто не мешает ее амбициозному плану стать кинозвездой.

Норма Джин «атакует» Голливуд

Начались бесконечные кинопробы, встречи с продюсерами и помощниками режиссеров. Она быстро разобралась в сущности Голливуда, что впоследствии отразилось в ее крылатой фразе: «Голливуд — это то место, где вам платят тысячу долларов за поцелуй и пятьдесят центов за вашу душу. Я знаю это, потому что отклоняла первое неоднократно и протягивала руку для пятидесяти центов». Норма знала, что путь к киноэкрану проходит через интимную связь с нужными людьми, и не пренебрегала случаем использовать такую возможность.

В 1946 году все ее старания наконец-то увенчались успехом, ее взяли статисткой на киностудию «XX век Фокс». Для начала ей предложили сменить имя, которое работникам студии показалось не очень благозвучным. Считают, что новое имя будущая звезда позаимствовала.

Невеста каждого американца

Теперь фильм шел за фильмом, ее слава росла с каждым днем. За Мэрилин стали охотиться журналисты, они прозвали ее «невестой каждого американца», ведь практически у любого молодого парня на стене жилища висел календарь или большая фотография с изображением ослепительной блондинки. Число поклонников Мэрилин Монро росло буквально лавинообразно, в неделю она получала уже по 5 тысяч писем от своих почитателей.

Считают, что после триллера «Ниагара» (1953) и комедии «Джентльмены предпочитают блондинок» (1953) началась карьера Мэрилин как мирового секс-символа. Любопытно, что по современным меркам при росте в 165 см Мэрилин Монро сейчас не пустили бы дальше порога модельного в свое время актрисы Мэрилин Миллер, а вот фамилию Монро она взяла у родной бабушки. Так появилась на свет Мэрилин Монро.

Произошли и некоторые изменения в ее внешности: начинающей актрисе выпрямили неровные зубы, немного исправили форму челюсти и приподняли кончик носа. Стоит отметить, что, в отличие от многих современных звезд эстрады и кино, Мэрилин не увлекалась пластическими операциями, она говорила: «Я хочу состариться без пластических операций. Они делают лицо безжизненным, лишают его характера. Я хочу, чтобы у меня хватило смелости сохранить верность созданному мной лицу».

В октябре 1948 года вышел в прокат фильм «Хористки», в нем у Мэрилин была очень маленькая роль, но в этом фильме она уже говорила и пела. Хотя это был определенный успех, Мэрилин понимала, что может надолго, а то и на всю жизнь застрять на таких эпизодических ролях, поэтому она продолжала действовать и искать нужных людей.

Когда на яркую очаровательную блондинку обратил внимание 69-летний продюсер Джо Шенк и пригласил ее в ресторан, Мэрилин не стала противиться и приняла его приглашение. Впоследствии она всячески ублажала старого плейбоя, порхала вокруг него, приносила напитки, заливисто смеялась над его шутками. Если Шенк привык к такому вниманию начинающих актрис, то богач Джонни Хайд, занимающийся продажей произведений искусства, по-настоящему влюбился в Мэрилин.

Хотя он напрямую и не был связан с кино, но обладал нужными для нее связями. Считают, что именно благодаря Хайду Мэрилин получила роль в фильме «Асфальтовые джунгли». Продюсер фильма «Все о Еве», в котором также снялась Монро, Дэррил Зейнак посчитал ее весьма талантливой красавицей, и киностудия «XX век Фокс» подписала контракт с ней сроком на семь лет. Наконец-то настало время Мэрилин!

Ее желали миллионы мужчин, женщины копировали ее прическу и походку, продюсеры эксплуатировали ее образ секс-бомбы, но никому не было дела до ее одиночества, страхов, душевных терзаний. Со стороны жизнь Мэрилин казалась сплошным праздником, но, по сути, за редкими исключениями, это была затянувшаяся трагедия истерзанной и непонятой души, скрывавшейся в очень привлекательной и сексуальной оболочке.

Прошло уже 50 лет со дня ее смерти, но память о Мэрилин жива, и это говорит о том, что она была не только секс-символом XX века, а настоящим явлением в истории мирового кино, все грани которого нам, возможно, еще только предстоит понять.