Все сказанное выше дает некоторым исследователям основание предположить, что Иоанн Богослов — фигура довольно неоднозначная и загадочная — на самом деле был Марией Магдалиной. Говорят, что на этот секрет намекал в своих работах и Леонардо да Винчи — в частности, в «Тайной вечере», написанной между 1497 и 1498 гг. Для кого-то это также означает, что и Евангелие от Иоанна могло быть написано Марией Магдалиной. Однако, хотя это имеет значение для многих людей, которые ищут подтверждения тайных взаимоотношений между Иисусом и Магдалиной, важнее другое: в образах Иоанна Крестителя и Марии Магдалины отражены противоположности, символизируемые Янусом. Иными словами, если даже эти люди существовали в действительности, то впоследствии они все равно были превращены в символы, ассоциирующиеся с внутренними процессами человеческой психики. Иоанна и Марию можно сопоставить с Осирисом и Исидой, а Иисуса — с Гором. Все члены этой триады символизируют силы сознания, которые в масонском учении называются «тайной комбинацией». Вот что говорит о тройственности Януса исследовательница Алиса Озониан:

«Символический образ Януса/Яиы андрогинен, поскольку маскулинная и фемининная энергии и качества находятся в полном равновесии и гармонии, и их атрибуты дают основания увенчать голову Януса/Яиы короной. Корона указывает на то, что двойственный Янус/Яна обрел(а) единство на уровне сознания и в результате получилось новое завершенное существо.

Корона, гармонизировавшая и объединившая два начала в «мистическом браке», порождает некое третье лицо, которое, оставаясь невидимым, символизирует завершение великой работы — андрогинный уровень сознания, когда в искателе воплощается Бог. Тогда искатель, сохраняя полное смирение,осознает, что он — Сын Божий. Поэтому корона является солнечным символом: когда два лунных потока внутри искателя сливаются воедино, они преодолевают уровень двойственности и сливаются на уровне единства с солнечным символом Отца и Бога. Алхимический символ возрождения напоминает нам о том же принципе, что скрыт за образом Януса/Яны.

Если рассматривать образ Януса/Яны но отношению ко времени, текущему между прошлым (которого уже нет) и будущим (которое еще не наступило),то истинного лица Януса — оно глядит в настоящее и должно быть обращено к нам — не видно. Его нельзя отождествить ни с одним из двух лиц, видимых на изображении. Это третье лицо невидимо, поскольку настоящее в своих мимолетных проявлениях представляет собой неосязаемый и неощутимый миг»7.