В алхимии единство противоположностей представлено в образе андрогина, или Гермафродита,— совершенного духовного человека, изображаемого либо с телом, разделенным по вертикали на мужскую и женскую половины, либо с двумя головами — мужской и женской (см. рис. 3).

Согласно эзотерической и оккультной традиции физический мир форм и обликов принято ассоциировать с мужским началом, чьим символом является яркий свет солнца. В противоположность этому психический, или душевный мир и энергию, лежащую в основе физической материи, принято ассоциировать с женским началом, чьим символом является отраженный приглушенный свет луны. В алхимических текстах мы находим множество примеров того, как эти два начала передаются через образы солнца (ассоциирующегося с «днем») и луны (ассоциирующейся с «ночью»).

Поскольку в нашем обществе доминируют мужчины, все, что ассоциируется с мужским началом, традиционно воспринимается как главным образом позитивное. Мужчина воспринимает мир конкретно, полагая, что видит его в ярком свете истины. Точные науки, математическая логика, физика — все эти науки уходят корнями именно в мужской взгляд на мир. С другой стороны, все, что ассоциируется с женским началом, воспринимается как главным образом негативное, по крайней мере с мужской точки зрения, согласно которой женский взг/шд на вещи представляется неопределенным, абстрактным или иллюзорным — как будто мы смотрим на мир в сумрачном свете луны.

Соотнесение солнца с мужским началом, а луны с женским служит иллюстрацией того, как древние применяли свои знания о мире природы по отношению к процессам человеческого сознания. Подобным же образом три фазы циклического процесса, о которых мы говорили в предыдущей главе, соотносятся с тремя фазами луны: прибывающая (позитив), убывающая (негатив) и полнолуние (точка альфа-омега), а также с фазами менструального цикла. Эти женские циклы послужили основой для развития концепции Тройной Богини. Еще один пример слияния противоположностей (луна и солнце, мужское и женское) древние видели в таком природном феномене, как солнечное затмение. Как мы уже отмечали, применительно к человеку такое слияние противоположностей отображено в фигуре андрогина, который также олицетворяет аналогичное слияние в сознании, позволяющее проявиться «подлинному я», или «душе» индивидуума.

Китайская пиктограмма Инь-Ян (она также является символом Тайцзи) изображает активное мужское начало и пассивное женское начало и показывает, что каждое из них содержит в себе свою противоположность (см. рис. 4).

Эта же идея высказывается в психологической теории Юнга: в каждом мужчине есть женское начало, или анима, а в каждой женщине мужское начало, или анимус. Независимо от пола «подлинное я» человека проявляется в краткие моменты слияния и последующей нейтрализации маскулинного и фемининного аспектов личности — в частности, это происходит при переживании шаманского «опыта просветления».

Исследуя верования далекого прошлого, мы обнаружили, что позитивное-маскулинное и негативное-фемининное начала некогда были равномернее представлены в общечеловеческом мировосприятии. 11усть современные верования очень отличаются от древних, понимание этих начал поможет нам разгадать некоторые загадки, над которыми давно бьется человечество. Некоторые читатели будут недовольны тем, что мы тут смешиваем такие понятия, как «половые различия» и «противоположности». В ответ мы выскажем предположение, что древние не использовали таких дуалистических терминов, ибо у них просто вообще не было концепции «разделения». Более того, мы вовсе не отстаиваем идею об изначальной «дуалистичности», или «полярности», мира. Мы упоминаем о полярности, или дуалистическом противостоянии противоположностей, 71ИШЬ для того, чтобы обратить внимание читателя на существование срединной, или нейтральной точки, где противоположности пребывают в равновесии. Такие точки существуют во всех циклических процессах, на всех уровнях бытия — от макрокосмического до микрокосмического. И в этом ключ к пониманию тайны Грааля.

В сущности, древние полагали, что в срединной точке между противоположностями отражена истинная, недуалистическая природа реальности, тогда как видимое дуалистическое разделение противоположностей считалось иллюзией — ложным восприятием реальности. Именно такое понимание реального мира было отражено в мифах и символах. Например, наполовину мужская, наполовину женская фигура андрогина призвана была иллюстрировать ту символическую точку цикла, где противоположности переходят друг в друга и на миг объединяются, сливаются и смешиваются между собой. Таким образом, андрогин иллюстрирует одновременно подлинную и иллюзорную грани реальности.

Эти иллюзорные противоположности также послужили основой магической системы соответствий, например, считается, что «позитивной» фазе циклического процесса соответствует солнце, маскулинное начало и все «позитивное». С «негативной» же фазой ассоциируют луну, фемининное начало и все «негативное». Изучая циклы проявления этих соответствий в физическом мире, древние обретали глубокое понимание истинной природы реальности. Именно интерес к циклам подтолкнул их к изучению движения звезд и планет. Они хотели знать точки совпадения циклов во времени и пространстве — примером тут служат затмения, — ибо верили, что в эти моменты небесного соединения или вза- имоналожения открывается портал к Творцу, к божественному центру-источнику.

Более того, как отметил выдающийся астролог Джефф Майо (ныне покойный), символы, принятые древними, позволяют нам заглянуть в процессы человеческого сознания: