У родителей Маргарет с нею было немало проблем, дошло до того, что 17-летнюю девушку пришлось отправить в своеобразную ссылку в Гаагу под присмотр строгого дяди. Взбалмошную юную красотку такое положение дел, конечно, не устраивало. Единственным способом освободиться от опеки было замужество. Брачное объявление в газете офицера из голландской Восточной Индии, который во время отпуска решил подыскать себе супругу, сулило не только свободу, но и экзотику дальних стран. 18-летнюю Маргарет не остановило даже то обстоятельство, что ее жених был старше на 20 лет, так Рудольф Маклеод из старинного — шотландского рода становится ее мужем.

Через полтора года у четы Маклеодов появляется сын Норман, и все семейство перебирается в Голландскую Ост-Индию, на остров Ява, куда Рудольф назначен командиром батальона. Уже на Яве у Маргарет родилась дочь Джин. Семейная жизнь Маргарет не складывается: муж много пьет, а припадки его постоянной ревности нередко заканчиваются для молодой женщины побоями.

Своей подруге Маргарет пишет, что муж не покупает ей новых платьев, так как опасается, что в них она будет слишком привлекательной для окружающих мужчин. Несмотря на отсутствие обновок, молодые лейтенанты все равно влюбляются в нее, вызывая своими ухаживаниями у ее супруга приступы безумной ревности. Брак дает трещину, которая приводит к окончательному разрыву после таинственной смерти сына: по одной из версий, его отравила служанка, которую соблазнил и бросил Рудольф Маклеод.

Весной 1902 года майор Маклеод выходит в отставку, с женой и дочкой он возвращается в Нидерланды. В конце лета суд в Амстердаме регистрирует их развод. Рудольфу Маклео- ду удается отсудить у Маргарет право на воспитание дочери. Есть сведения, что будущая знаменитая танцовщица и шпионка пыталась выкрасть дочь, но эта ее попытка окончилась неудачей. Отсутствие денег и невозможность найти работу вынуждают Маргарет отправиться в Париж. Почему именно в Париж? Спустя много лет в одном из интервью на подобный вопрос она ответит: «Не знаю, но я думаю, что всех жен, сбежавших от мужей, тянет в Париж».

Родоначальница стриптиза

Первая попытка покорить французскую столицу оказалась неудачной. Она хочет стать натурщицей, но, увы, небольшая грудь становится непреодолимым препятствием для обретения подобной работы: в моде куда более роскошные формы. Промаявшись месяц в Париже, она возвращается домой, в Голландию.

Однако жизнь в тихом городке под надзором родственников ей явно не по душе, в 1904 году Маргарет снова едет в Париж. На этот раз ей удается устроиться в школе верховой езды в цирке Молье, пригодились навыки обращения с лошадьми, полученные на Яве. Эта работа ей не нравится, поэтому она, не раздумывая, ухватывается за мысль, подсказанную владельцем цирка, — используя свои внешние данные и знание восточных танцев, попытать счастья в роли танцовщицы.

Конечно, Маргарет ничего не смыслит в хореографии, но ее красота, прирожденные грация и пластика, а также смелость, позволившая ей внести в танец существенный элемент эротики, приводят к настоящему триумфу. Дебют состоялся в конце января 1905 года, выступление на одном из благотворительных вечеров было встречено зрителями с восторгом. Сначала Маргарет выступала под именем леди Маклеод, однако один из ее поклонников предложил ей взять гораздо более звучное имя, соответствующее ее экзотическим танцам. Так Маргарет становится Матой Хари, что в переводе с яванского означает «око утренней зари».

В 1905 году она более 30 раз выступала в самых престижных салонах Парижа и даже в особняке барона Ротшильда. Талантливой самозванке предоставляет свою сцену даже прославленный театр «Олимпия». Начинаются триумфальные. Гастроли Маты Хари в Монте-Карло, Мадриде, Берлине, Вене, Милане, Софии. Вся Европа буквально а Массне пишет: «Я был счастлив, когда смотрел, как она танцует!»

Мата Хари разбогатела, она снимает номера в самых фешенебельных отелях, покупает драгоценности и изысканные туалеты.

Немалый доход танцовщице приносят ее многочисленные поклонники: Мата Хари становится самой высокооплачиваемой куртизанкой в Европе. Среди ее поклонников богатые промышленники, банкиры, государственные деятели и видные военные. Она не менее знаменита, чем Айседора Дункан, и кажется, что в ее жизни все идет как по маслу.

Мата Хари теперь может позволить себе даже влюбиться… В 1910—1911 гг. у нее бурный роман с парижским биржевым маклером Руссо, она временно даже прекращает свои выступления. Однако когда дела ее возлюбленного пошатнулись, любовь Маты Хари не выдержала такого «испытания», и она покинула Руссо.

Зимой 1911—12 гг. Мата Хари выступает в знаменитом миланском театре «Ла Скала». Предложений выступить на лучших сценах Европы вполне достаточно. Несмотря на свои немалые доходы, Мата Хари часто испытывает финансовые затруднения, дурная привычка сорить деньгами приносит свои плоды.

Любопытно, что ее ставшее знаменитым имя даже используют для обогащения! В Нидерландах появляется новый сорт сигарет «Мата Хари», портреты танцовщицы можно увидеть на почтовых открытках и на банках с голландским печеньем. Самым первым погрел руки на славе дочери ее отец Адам Зелле, который еще в 1906 году издал в Амстердаме книгу «История жизни моей дочери и мои возражения ее бывшему супругу». У этой книги были неплохие тиражи, и обедневший Зелле за счет нее слегка поправил свое пошатнувшееся финансовое положение.

Все испортила Первая мировая…

Франция и Германия воюют, Мата Хари пытается вернуться в Париж через нейтральную Швейцарию, но на границе ее останавливают: нет необходимых документов. Приходится возвращаться в Берлин, хотя ее багаж уже едет в Париж. Наконец ей удается получить нужные документы, и она попадает в Амстердам, где оказывается в весьма затруднительном положении: ее багаж где-то путешествует, денег мало, а все знакомые мужчины призваны в армию. Мате Хари в подобных обстоятельствах нужно было бы немного поумерить свои потребности, но она снимает номер в самом дорогом отеле «Виктория»… Необходимо было срочно искать нового любовника…

Как-то после посещения церкви к ней обратился незнакомый господин, он был весьма прилично одет и не выглядел нахалом, поэтому она позволила ему с собой заговорить. Интуиция ее не подвела: незнакомец оказался банкиром. Генрих ван дер Шельк, так его звали, стал ее любовником и взял на себя оплату ее счетов. Банкир познакомил ее с неким Верфляйном, который в 1915 году свел Мату с германским консулом Карлом Г. Крамером. Мата Хари снова чувствует себя как рыба в воде: финансовые затруднения позади, а вокруг нее опять влиятельные и богатые мужчины. Без всяких зазрений совести она возобновляет контакт и со своим бывшим любовником бароном ван дер Капелле- ном, благодаря которому снимает в Гааге дом.

Однако содержать дом, прислугу и жить на широкую ногу для Маты довольно сложно: опять не хватает денег, мошна ее любовников не безгранична, а доходов от выступлений у нее теперь практически нет. Одним из майских вечеров 1916 года к ней заявился Карл Крамер и предложил за 20 тысяч франков выполнить некоторые несложные поручения. Конечно, знаменитая танцовщица сразу поняла, какого рода поручения придется выполнять, но ей так надоело прозябать в Гааге, что предлагаемая роль шпионки (да еще и высокооплачиваемой!) кажется прелюдией к увлекательному приключению.

Насчет вербовки Маты Хари немцами у ее биографов нет устоявшегося мнения.

По некоторым источникам, Мата Хари была завербована немцами еще в 1915 году, есть даже сведения, что это произошло за четыре года до начала войны, и в 1910 году Мата Хари якобы проходила курс обучения в немецкой разведшколе в Лоррахе в Баварии. Последнее, конечно, вызывает сомнение: зачем преуспевающей в то время танцовщице и куртизанке тратить время на скучные занятия, когда у ее ног лежал весь мир? Скорее всего, вербовка произошла во время войны, когда Мата Хари стала испытывать острую нужду в средствах.

Немцы справедливо считали, что Мата Хари с ее широким кругом знакомств среди военных, дипломатов и политиков сможет поставлять им весьма ценные сведения. Крамер снабдил ее пузырьками со специальными чернилами для тайнописи, которыми она могла писать свои донесения и пересылать их почтой, маскируя их под обычные письма. Мата Хари получила необходимые инструкции и кодовое обозначение как агент Н-21.

Новоявленная шпионка, получив деньги, начинает свою активную деятельность. Во время поездки в Париж она встречается со своими старыми поклонниками, которые могли бы обладать нужной ей информацией, среди них даже бывший военный министр Адольф Мессими. Возможно, некоторые наивные вопросы Маты Хари, будь она мужчиной, насторожили бы того или иного офицера, но она была женщиной, причем знаменитой, и военные наоборот, стремясь повысить свою значимость в ее глазах, становились чрезмерно болтливы. Шпионке удается собрать довольно важные сведения, которые в совокупности с другими источниками позволяют немцам успешно действовать на фронтах.

После Парижа Мата Хари совершает поездку в Испанию, по пути она тщательно фиксирует перемещения войск или их скопления на железнодорожных узлах. В январе 1916 года она прибывает в Мадрид, где через атташе германского посольства передает всю добытую в пути информацию.

Ее сведения тут же зашифровывают и по радио передают Крамеру. Однако немцы не знают, что их коды известны британцам, поэтому добытая Матой Хари информация становится достоянием МИ-6, которая уже давно подозревает, что танцовщица завербована противником. Маршрут подозреваемой точно совпадал по упомянутым пунктам с перехваченным донесением агента Н-21.

Тем временем Мата Хари через Португалию вернулась в Гаагу. Если бы она в этот момент прекратила свое шпионское «приключение», может быть, для нее все бы и обошлось благополучно, но она опять стремилась в Париж. Получив французскую визу, Мата Хари одновременно получает отказ в английской визе кратковременного пребывания в Англии. Ее эт совершенно не насторожило, и она направляется во Францию через Испанию.

Когда ей удается добраться до границы, французские пограничники неожиданно отказываются ее пропускать. Словно кто-то дает этой женщине второй тревожный звоночек — «Остановись! Ты в смертельной опасности!» Однако Мата Хари его не слышит, она негодует и пытается связаться с генеральным секретарем французского МИДа. Хотя ей это не удалось, на следующий день ее все-таки пропускают во Францию, где она снимает дорогую квартиру в фешенебельном районе Парижа.