Этот уровень, представленный вершиной треугольника на нашем рисунке, изображающем триаду Грааля, нейтрален, поскольку в данной точке позитивное (первый уровень) и негативное (второй уровень) сливаются и нейтрализуют друг друга. На этом уровне Грааль представляет собой знание как о силах, лежащих в основе реальности, так и о том, каким образом эти силы соединены с нашим сознанием. Знаменуя прямое знакомство с истинным значением Грааля, этот третий уровень ассоциируется с завершающей стадией алхимической работы — с философским камнем, который, как мы покажем в следующей главе, представляет собой центр сознания как такового — «семя» всего мироздания.

Этот уровень соответствует небесам, или «высшему миру» в системе трех космических зон, — то, что христиане позже стали называть «царством небесным». И еще это центр-источник концентрической сферы,являющийся одновременно центром Земли и центром матки или яйцеклеткой Матери Мира — центром сосуда для смешивания, известного под именем Грааль.

В отличие от йога, идущего мистическим путем и ставящего своей целью достижение этого центра-источника, шаман нередко не ставит перед собой таких задач. Шаман — это колдун, маг, и поэтому он идет к своей цели по кратчайшей, магической дороге и стремится использовать внутренние сферы сознания для того, чтобы принести практическую пользу себе и своим соплеменникам. Он выносит из своего путешествия знание, которое может что-то дать ему и его народу. Однако тут мы должны подчеркнуть, что источником мудрости йогов служат именно знания, собранные шаманами древности.

Шаман мог войти в подземный мир, «мир мертвых», имитировав собственную смерть. Затем он возвращался в мир живых. Эта «имитация смерти» достигается через реинтеграцию сознания и эго, которая, как считается, происходит в момент смерти, — в чем и состоит «опыт бардо», описанный в Тибетской Книге Мертвых. Слово «бардо» состоит из слов «бар» (промежуток) и «до» (два) и дословно означает «брешь» или «между двумя». Таким образом, речь, опять-таки, идет о промежуточном состоянии — не просто между «жизнью» и «смертью» или «этим миром» и «миром иным», но также между такими противоположностями, как мужское и женское, сознание и подсознание и т. п. (см.приложение II).

Бардо можно сравнить с синаптической щелью в решетчатой структуре реальности. Считается, что последняя состоит из волн и, когда их позитивные и негативные силовые линии накладываются друг на друга, они взаимно гася гея, создавая, таким образом, пустоту или брешь («синапс») в пространственно-временном континууме. Говорят, что эта синаптическая щель, или нулевая точка (бардо), в циклах реальности есть в каждой точке пространства и ей соответствует такой же синапс, или «бессознательная щель», в вибрациях нашего собственного сознания. Именно в эту «бессознательную щель» человеческого сознания осознанно входит шаман, чтобы проникнуть в иные миры внутри себя.

Эта связь с бардо позволяет предположить, что шаманский опыт путешествия в подземный мир в чем-то подобен тому, что мы сейчас называем «околосмертным опытом». Благодаря своей способности входить в «царство мертвых» и возвращаться из него, принося с собой знания, обретенные там, в ином мире, шаман приобрел репутацию «ловкача», способного «обмануть смерть». Такая же репутация закрепилась и за женщиной, архетипической шаманкой, которая сопровождает шамана в его путешествиях в иные миры. Подобно Еве, которая предложила Адаму «яблоко познания», женщина (то есть воплощение подземного царства, подсознания и Мать Мира), согласно многим верованиям, некогда обманула мужчину, соблазнив его войти в нее — обрести с ней единство, чтобы получить знания через этот опыт.

Всякий раз, когда шаман возвращается из царства мертвых, он «возрождается» в том смысле, что благодаря добытому знанию обретает новое восприятие реальности. Метод, при помощи которого он это делает, дает ему понимание циклического процесса смерти-перерождения, который ныне известен нод названием «реинкарнация». Наше исследование навело нас на мысль, что аватары и духовные учители, приходившие в мир на протяжении всей истории человечества, понимали все эти процессы подобным же образом, о чем и пытались, каждый по-своему, рассказать людям. Однако их слова, как правило, оставались гласом вопиющего в пустыне или же были искажены и использованы кем-то в корыстных целях, а потому утратили свой изначальный смысл.