Именно на этом уровне мы обычно впервые знакомимся с тайной Грааля. На самом деле мифологический уровень сам по себе в чем-то подобен Граалю, поскольку, как «сосуд для смешивания», он содержит в себе ключи как к «первому», так и к «третьему» уровням триады Грааля.

По отношению к трем космическим зонам шаманской традиции этот мифологический уровень соответствует шаманскому опыту в подземном, или «нижнем» мире — в геле Матери-Земли. 11ринадлежа к сфере внутреннего опыта, подземное царство является фемининным и подсознательным. Через единение противоположностей — маскулинного «сознательного Я» и фемининного подсознания — шаман входит в состояние транса (сознательное проникновение в подсознание). Таким образом, второй уровень глубоко «субъективен», и это проявляется в том, что тайны Грааля здесь подаются в виде мифов, легенд и фантазий.Здесь Грааль одновременно подобен человеческому уму и «содержимому ума»: он неосязаем, как «тень» реальной вещи, а поэтому недоступен материалистическому мышлению, скрыт, подобно мифологическому котлу, который, по преданию, находится в подземном мире.

Роджер С. Лумис в своей книге «Грааль: От кельтского хмифа до христианского символа» высказал предположение, что предком Грааля является кельтский мифологический котел. Предание говорит, что этот котел был «сосудом исцеления» и что существовал «котел с ядом» и «котел с лекарством». Совершив ряд подвигов, архетипический герой по очереди окунался в эти котлы, что позволяло ему не только восстановить силы, но и обрести новую мощь для дальнейших подвигов и приключений3. Мифы,окружающие кельтский котел, не менее загадочны, чем мифы, окружающие Грааль, поэтому нет ничего удивительного в том, что для многих из нас последние кажутся всего лишь красивой сказкой, которая родилась, скорее всего, в Средние века и описывает не существующую в реальности вещь.

Возможно, второй, мифологический уровень Грааля так привлекает нас потому, что человеку свойственно искать смысл во всем. Кроме того, он будоражит воображение — то есть задевает фемининную сторону человеческой натуры, — и многих из нас манит именно хмагическая составляющая мифа. Это помогает еще более надежно скрыть истинное знание о Граале, ибо его настоящее значение на протяжении многих столетий прячется в оболочке мифов, словно дитя в утробе.

Тут следует заметить, что мы не искали бы ключей в мифологии, если бы первый, практический уровень Грааля не представлял собой тайны. То же касается и третьего, духовного уровня (вершина треугольника на нашем рисунке), который тоже в определенной мере скрыт от большинства людей: например, мало кто видит связь между Граалем и индуистским опытом пробуждения кундалини. Более того, второй уровень сложен для понимания еще и потому, что, главным образом, состоит из аллегорических историй, и многие из них кажутся сюрреалистическими, отвлеченными и даже абсурдными — но при этом на более глубоком уровне они содержат в себе чарующую и притягательную мудрость.

Многие из этих историй родились во снах или в трансо- вых видениях шаманов. Шаманский транс — это измененное состояние сознания, имеющее много уровней. Вхождение в транс осуществляется в гиннагогическом состоянии, представляющем собой нечто среднее между сном и бодрствованием, — но на самом деле это взаимоналожение или слияние «сна» и «бодрствования» является неким «третьим состоянием». Когда сознание, словно канатоходец, балансирует в этом «третьем состоянии»,человек выходит за пределы нормальной двойственности сознания.

Мы полагаем, что все необычные состояния сознания вызываются вхождением в гипнагогическое состояние, которое также называют «сны наяву» — когда человек видит сон при включенном сознании. Гипнагогическое состояние служит источником для самых разнообразных паранормальных, экстрасенсорных и мистических переживаний: интуитивной вспышки, ведущей к решению сложной задачи; снов, стимулирующих творчество; синхронистичности; экстрасенсорного восприятия; ясновидения; внетелесных переживаний; мистических видений и даже самого опыта просветления. То, как мы интерпретируем эти переживания, зависит от нашей способности сознательно сосредоточивать свое внимание на этом нейтральном пограничном состоянии — иными словами, от того, насколько нам удается сохранять осознанность во время этих переживаний. Медитация, в сущности, — это попытка вхождения в гипнагогическое состояние. При регулярном занятии медитацией очень многим действительно удается научиться входить в гипнагогическое состояние, независимо от того, ставил ли медитирующий перед собой такую задачу изначально или нет.

Выше мы рассматривали изображение Vesica Piscis, где центральный овал символизирует гипнагогическое состояние, являясь единением или слиянием объективного сознания (бодрствование) и субъективного сознания (сна). Кроме того, этот овал обозначает идеальную синхронизацию двух полушарий мозга, посредством которой человек и входит в гипнагогическое состояние. Если достаточно долго удерживать это состояние сознания, оно может перейти в оргазмический опыт просветления кундалини.