Готические мотивы были принесены и в интерьеры Зимнего дворца при восстановлении после пожара 1837 года. На месте Кавалергардского зала, выходящего окнами на Дворцовую площадь Александр Павлович Брюллов создает мемориальный Александровский зал . Мысль о создании памятного зала на этом месте возникла еще в начале 1830-х годов. В 1834 году Брюлловым был составлен ряд проектных чертежей, однако при восстановлении дворца отделка зала была осуществлена по новому проекту. Особый торжественный и возвышенный характер зала достигнут синтезом совершенно противоположных художественных тенденций — готической конструктивной системы и военного декора времени Александра I. Архитектор увеличивает площадь зала и его высоту до двусветного, вводит в пространство ритм пилястр, обработанных пучками колонн, переходящих, в свою очередь, в своеобразные веерные своды. Центральная часть перекрытия между сводами состоит из пологих куполов, отделанных лепниной под чешую. Замыкающие боковые части имеют цилиндрический свод.

Если удачно найденный образ пространства несет соответствующее возвышенное настроение, то основная идейно-смысловая нагрузка зала заключена в обильной лепнине и скульптурных группах и представляет собой различную военную символику, атрибуты императорской власти, аллегорические барельефы, увековечивающие память Отечественной войны 1812 года и заграничных походов 1813-1815 годов. Подчеркивали мемориальный характер зала четыре батальных полотна кисти Т. П. Виллевальде. На торцевой стене в апреле 1839 года был помещен портрет Александра I работы Дж. Доу, до пожара находившийся в Военной галерее 1812 года.
Общему строгому и торжественному настроению зала способствует ограниченная цветовая гамма. Автор искусно варьирует различные фактуры основополагающего белого цвета: матовые поверхности лепнины и полированные поверхности архитектурных форм. Яркий парадный контраст в интерьер вносили малиновые драпировки и обивка мебели.
Мотив веерного нервюрного свода Брюллов использует и для создания интимного образа помещения, применяя его декоративные свойства в оформлении Будуара Александры Федоровны. По описи комнат 1839-1840-х годов значилось: «С восьмью пилястрами с лепным орнаментом. К цветнику с тремя арками в одной из них зеркальное стекло во весь просвет. Стена под карниз драпирована лиловою с цветами материей с кистями. Свод из кирпича оштукатурен и изукрашен тягами с лепною работою в готическом вкусе».
Поражает тонкость и изящество лепного орнамента, покрывающего все архитектурные детали, начиная от пилястр и заканчивая веерными сводами. Несмотря на то, что многие декоративные мотивы несут явно ренессансный оттенок, мастер виртуозно вписывает их в композицию, придавая интерьеру гармонию и утонченность. Среди уютно сгруппированной мягкой мебели выделяется резной готический столик из черного дерева и стеклянная ширма.
А. Брюллов выполняет также отделку Белого зала Мраморного дворца, который он перестраивает в 1844-1849-х годах. Заново оформленный зал занимает тот же объем и площадь, что и ранее. Изменилась лишь пространственная структура. Архитектор разделяет зал на три ячейки, перекрытые богато декорированными лепниной крестовыми сводами, покоящимися на пучковых колоннах. Несмотря на присутствие некоторых «средневековых» орнаментов и мотивов, фигур русских воинов, образ зала достаточно отдаленно напоминает пространство готического храма.