Интерьер в зеркале живописи Интерьер библиотеки Академии художеств в Петербурге

Интерьер библиотеки Академии художеств в Петербурге

81
0

Претворенный в интерьере мир культуры уже не частной, а общественной претерпевает в искусстве XIX века примерно ту же эволюцию.
Так, в пространстве «Интерьера библиотеки Академии художеств в Петербурге» (1860), написанного К. Н. Зиминым, царит еще деловая объективность, даже известного рода протокольность восприятия, а выбор строго центрально-перспективной точки зрения живо напоминает о как бы расчерченных по линейке ранних интерьерах воробьевского круга, лишенных здесь, однако же, их романтической патетики.
Но уже не только взгляду, а в большей степени настроению, эмоциям зрителя открывается пространство «Интерьера картинной галереи В. А. Кокорева» (работы А. Н. Гребнева, 1864). Благодаря выразительным эффектам светотени, предметно-колористическим контрастам белизны мрамора и позолоты рам здесь создается впечатление «храма Искусства».

К. Н. Зимин Интерьер библиотеки Академии художеств в Петербурге. 1860 Холст, масло Государственный Исторический музей. Москва

Сопоставление трех церковных интерьеров, наследующих друг друга лишь чисто тематически, дает представление о духовно-психологической, даже в какой-то мере идейно-содержательной трансформации церковного пространства в живописи. Акварель работы Н. И. Тихобразова, изображающая поэта П. А. Вяземского, молящегося в Казанском соборе (2-я четверть XIX века), всецело пропитана духом интимного романтизма, знакомого нам по любительским комнатным жанрам той поры. Молитва, словно символизирующая переломные для поэта годы, когда он скорбел о «греховности» своих юношеских вольнолюбивых помыслов, свершается в тишине и безлюдье, придающих большому городскому собору подобие скромной сельской церкви.

C. М. Шухвостов Обедня в московском Благовещенском соборе. 1857 Холст, масло Государственная Третьяковская галерея

Более бесстрастно, без явного религиозного чувства изображен интерьер в «Обедне в московском Благовещенском соборе» кисти С. М. Шухвостова (1857). Здесь господствует манера «перспективного письма»; краски древних икон, в те еще годы скрытые слоями поновлений, дополнительно приглушаются общим коричневатым «музейным» колоритом. Статика, устоявшийся покой, даже несколько сонная инертность предопределяют пространственный строй картины.

Предыдущая статья«Интерьер Успенского собора», написанный В. А. Серовым
Следующая статьяАтмосфера приглушенного собеседования чувств