Возвышенный и динамичный образ Гостиной достигнут благодаря использованию развернутого образа средневековья с его идеалами подвигов во имя веры. Именно поэтому так гармонично смотрятся изображения средневековых рыцарей под готическими сводами, под сенью которых воинов благословляли на борьбу за освобождение Иерусалима. Сосредоточение основного декора в верхнем пространстве интерьера позволяет возвысить почитаемые идеалы и дать возможность зрителю почувствовать себя полноправным участником исторических событий.

Характер Кабинета, расположенного выше, более спокойный. Роспись занимала лишь простенки между окон и зеркал. Она была заключена в тонкие стрельчатые арки и расположенные над ними медальоны — четырехлистники. Сюжет росписи перекликался с предыдущим помещением, однако, это уже статичные изображения рыцарей, доспехов, трофеев и подобной атрибутики.
Плафон, венчающий Кабинет плоский и повторяет композицию потолка спальни Александры Федоровны в Коттедже. По углам комнаты расставлены массивные чугунные тумбы с резными бюстами рыцарей.
Интерьерам Белой башни присуще не только ощущение легкости и возвышенности, создаваемое лепными плафонами. Здесь был достигнут определенный эффект дематериализации стен и расширения пространства, благодаря использованию обилия зеркал и мастерски выполенных декоративных росписей.
Вся остальная отделка повторяет линии убранства Коттеджа: простой паркет геометрического рисунка; дубовые оконные откосы, украшенные резными растительными гирляндами; невысокие прямоугольные порталы каминов с зеркалами в «готических» рамах, легкая ажурная дубовая мебель мастерской Гамбса.
Постройка была по достоинству оценена императором, о чем свидетельствует документ «О пожаловании А. Менеласу пенсии и подарка за устройство Царско — Сельской башни».